Адам Гинтовт перевозил киевлян через Днепр и открыл первый в Киеве ресторан на острове

В 1870 году предприниматель Адам Гинтовт приехал с семьей в Киев. Ему было около 40 лет, по документам он числился «пинским мещанином». Причины, заставившие его покинуть родной Пинск (нынешняя Беларусь), неизвестны. В Киеве предприниматель занялся перевозом горожан на Труханов остров. В те времена попасть туда можно было только на лодке.

Гинтовт подписал с городской управой договор на содержание лодочного перевоза и на аренду на острове четырех десятин земли. Открыл там спортивные и купальные заведения для отдыхающих, построил дом, где поселился с семьей, а также благоустроил территорию. За право перевоза Гинтовт отчислял в городской бюджет 130 рублей в год.

Киевляне, однако, не очень стремились на Тру­ханов — мест для отдыха было предостаточно и на правом берегу, без оплаты лодочных услуг. Чтобы увеличить число пассажиров, предприниматель в декабре 1872 года взял у городских властей разрешение содержать на острове «трактирные заведения». Так на Трухановом появился буфет, в котором подавали водку и пиво, а фирменными закусками стали раки и цыплята. Это привлекло любителей кутнуть, не желавших портить себе репутацию в городе.

Выше налоги — ниже безопасность

За 10 лет буфет Гинтовта стал популярной «наливайкой». Доходы Адама Доминиковича возросли в десятки раз, и это не осталось незамеченным властями. В 1883 году, когда истек срок действия договора на лодочный перевоз, город объявил торги и назвал новую цену — 2000 рублей в год. Гинтовт был согласен увеличить размер отчислений, но не в пятнадцать же раз. Он предложил 283 рубля в год, тем более что был единственным на тот момент претендентом на перевоз.

Городской управе сумма показалась недостаточной, и она объявила новые торги. И хотя у Гинтовта теперь появились конкуренты, он победил, согласившись платить 601 рубль в год. Конечно, повышение прежней суммы отчислений более чем в четыре раза являлось существенным. Да и за буфет предприниматель платил отдельный налог — 1500 рублей в год. Чтобы окупить такие затраты, Гинтовт начал перевозить в лодках большее, чем прежде, число пассажиров. Через несколько месяцев случилось несчастье — одна из лодок перевернулась, и люди, не умевшие плавать, утонули. Городская управа потребовала, чтобы отныне в каждой лодке имелись два гребца и рулевой, а не один гребец, попутно исполнявший функции рулевого, как у Гинтовта.

Предприниматель пожаловался губернатору Семену Гудим-Левковичу — мол, новые требования «стесняют» его финансово, причем увеличение персонала на лодке не повысит безопасности пассажиров. Однако губернатор промолчал, а городская управа не только утвердила новые правила, но и ограничила число пассажиров в лодке, обязав полицию контролировать посадку на пристани.

Парк «Эрмитаж»

Адам Доминикович хорошо умел читать документы — ограничения коснулись только лодок. Поэтому в следующем сезоне он начал возить пассажиров на пароходике. Спустя год появилось и второе судно. Правда, предприниматель увеличил плату за перевоз: вместо «лодочных» 5 коп. брал 15. В результате уменьшилось число пассажиров, изменился их социальный состав. Ну а новой публике нужно было предлагать и новые развлечения.

Гинтовт преобразовал скромный буфет в парк «Эрмитаж»: открыл одноименный большой ресторан, несколько ресторанов поменьше, летний театр, завел собственный оркестр, соорудил эстраду, на которой разыгрывались одноактные водевили, выступали акробаты, куплетисты и шансонетки. Предприниматель стал регулярно устраивать «большие гулянья с полной иллюминацией, бриллиантовым фейерверком и оркестром военной музыки».

В 1888 году, когда настало время очередного перезаключения договора, Адам Доминикович попросил городские власти передать ему остров в долгосрочную аренду. Это позволило бы оборудовать помещения для зимних развлечений. Специальная комиссия, изучавшая этот вопрос, огласила решение лишь спустя год: арендный договор можно заключить на 12 лет, сумму аренды следует повысить до 3500 рублей в год, а все объекты, построенные Гинтовтом, по окончании срока аренды должны перейти в собственность города. Также предпринимателя обязали за свой счет укрепить берег, высадить около 3000 деревьев и благоустроить территорию.

Одни убытки

Такие условия арендатор принять не мог. В письме в городскую управу он объяснил, что сезон у него длится всего четыре месяца в году, а число посетителей редко превышает 50-100 человек в день. Даже если «Эрмитаж» будут посещать ежедневно 500 человек, то условия, выдвинутые городом, все равно разорят заведение — убытки составят 19 тысяч рублей в год. Предпринимателя не удостоили ответа. Он написал второе письмо, попросив снизить арендную ставку до 2500 рублей. Управа отклонила и этот вариант и объявила торги.

Желающих арендовать парк на острове оказалось предостаточно — среди них были владелец пивзавода Яков Рихерт, владелец гостиницы Жан-Батист Кане и другие. Победителем торгов все же оказался Гинтовт, а сумма аренды была определена в 2830 рублей в год. На этих условиях городская управа подписала с ним договор, сократив при этом срок аренды до 6 лет.

«А публики — ни души»

Отцы города, видимо, сочли, что Адам Доми­никович привел в письме заниженные данные. Однако количество посетителей в «Эрмитаже» действительно было небольшим. Вот что, например, вспоминал о парке на Трухановом острове известный мемуарист Александр Паталеев: «Бывало весьма часто, что на гулянье гремели два оркестра музыки при ярком электрическом свете, а публики — буквально ни души: в саду были лишь печальные лакеи с грязными салфетками подмышкой».

К тому же возникли проблемы с фирменным блюдом — раками. Их ловили тут же, в Днепре, варили и подавали свежими. Однако киевское Общество пароходства на Днепре разместило на Трухановом острове цистерны с бензином. Количество раков уменьшилось, а те, что продавали на Житнем рынке, уступали днепровским в свежести.

Адам Доминикович начал искать варианты спасения бизнеса. Часть территории он отдал в субаренду Владимиру Аммунсу, построившему аттракцион «Русские горки». Это привлекло на остров дополнительную публику, но проблем не решило.

Новые подходы

Гинтовт назначил управляющим парком своего сына Цезаря. Считал, что представитель молодого поколения лучше понимает запросы сверстников. Однако Цезарь Адамович увеличил доходы заведения очень просто — начал обсчитывать посетителей.

Однажды клиенту, «гудевшему» с хористками «Эрмитажа» до пяти утра, принесли счет на 41 рубль. Он позвал управляющего и заявил, что в счете завышены цены на отдельные блюда и напитки. Гинтовт-младший составил другой счет — на 34 рубля. Посетитель опять возмутился: в новом счете появились блюда, которых он не заказывал. Возник скандал с дракой. Реальная стоимость заказа, как потом выяснилось, составляла 24 рубля 55 копеек. История с двукратным обсчетом клиента попала в газету, добив и без того сомнительную репутацию «Эрмитажа».

Адам Доминикович уволил сына и взял на его место американца Вольдемара Саламонского. Однако тот скрыл от работодателя, что у него имеются проблемы с полицией. Уже через полгода американца с разрешения замминистра внутренних дел выдворили за пределы Российской империи.

Летом 1896-го Гинтовт не смог заплатить за первое полугодие и попросил списать эту сумму из залога, внесенного им при подписании договора с городской думой. После очередной неуплаты он получил предписание снести постройки на ос­трове, а арендованные земли вернуть городу. Предприниматель отказался. В итоге всю островную инфраструктуру, принадлежавшую Гинтовту, продали с молотка. Сам же он с семьей поселился на Никольской слободке (район станции метро «Левобережная»), где и доживал свой век.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*