Алексеевич Бобринский: сахарный граф

Алексеевич Бобринский: сахарный граф

Алексеевич Бобринский: сахарный графОн ушел с госслужбы, потому что ему надоели подковерные интриги и коррупция. Он занялся собственным бизнесом и вскоре стал получать миллион рублей чистой прибыли в год.

Все, чего достиг в жизни Алексей Бобринский, он добился благодаря собственным знаниям, а не званиям. Граф постоянно искал что-то новое, неутомимо экспериментировал. Одним из первых он ввел на своих сельскохозяйственных угодьях севооборот, травосеяние, разработал способы рационального внесения удобрений. Бобринский создал оригинальные конструкции зерносушилок и зернохранилищ, конструировал сеялки, рыхлители, а разработанный им плуг-углубитель, получивший название «плуг Бобринского», удостоился медали на Всемирной выставке в Париже

ЖЕНИТЬБА С ПРИДАНЫМ

Алексей Алексеевич Бобринский родился в Петербурге 6 января 1800 года. Его отец был внебрачным сыном Екатерины II и ее фаворита Григория Орлова. На имя младенца императрица приобрела в Тульской губернии две волости — Богородицкую и Бобринскую. И велела дать мальчику фамилию Бобринский.

Другой сын Екатерины II, рожденный в законном браке, стал после ее смерти императором Павлом I. Он присвоил брату чин генерал-майора и возвел в «графское Российской империи достоинство». Наш герой, сын генерал-майора, приходился внуком императрице и был наследником десятков тысяч десятин земли и тысяч крепостных.

В 1813 году умер отец Алеши. Мать взяла на себя управление большим имением в Тульской губернии, отягощенным долгами. Вместе с сыном она перебралась из Петербурга в деревню и стала наводить порядок в хозяйстве. Мальчику дала прекрасное домашнее образование.

Алексей поступил в военное училище, которое окончил в 1817 году в звании юнкера. Служил в гусарском полку, через два года стал корнетом. За усердную службу был переведен в элитный полк — кавалергардский. В возрасте 21 года бравый кавалергард женился на племяннице знаменитого князя Потемкина — юной графине Софье Самойловой. О ней поэт Петр Вяземский отзывался как о женщине «редкой любезности, спокойной, но неотразимой очаровательности и пленительной наружности». В виде приданого за женой Бобринский получил обширные земли в Киевской губернии — почти весь Звенигородский уезд, а также значительную часть Чигиринского и Черкасского уездов. Эти 40 тысяч десятин пахотных земель Софья унаследовала после смерти Потемкина.

В 1828 году ротмистр Бобринский решил стать госчиновником. Он вышел в отставку и поступил в Министерство финансов. Ему поручили заниматься кредитными вопросами, и он с рвением приступил к исполнению новых обязанностей. Однако вскоре обнаружил, что чиновники заняты не столько делом, сколько плетением интриг и коррупцией.

Алексей оставил столицу и поселился с семьей в имении под Тулой. Там занялся изучением явления магнетизма, фотографией, механикой, химией. За полгода освоил английский язык. Из уважения к жене, обожавшей цветы, построил трехэтажную оранжерею, в которой выводил новые сорта. Выведенный им сорт роз был назван его именем. Новоявленный цветовод даже издал в Берлине брошюру, в которой поделился результатами своих экспериментов.

Граф заинтересовался и производством сахара. В Российскую империю его доставляли с Кубы — сначала на парусниках в Петербург, а затем развозили по всей стране. Понятно, товар не был дешевым. В 1820-м фунт сахара (409 г) стоил 2 рубля. Если учесть, что корова стоила 3–5 рублей, получалось, что килограмм тростникового сахара стоил как хорошая буренка.

Алексей знал о первых опытах российских сахароваров. Был знаком и с постановкой свеклосахарного дела во Франции и Германии. И решил наладить собственное производство сахара. Построил в имении сахарный завод и установил на нем самое совершенное оборудование, выписанное из-за границы. А чтобы иметь сырьевую базу, убедил своих крепостных в пользе выращивания свеклы. Причем покупал ее по выгодной для крестьян цене.

СМЕЛЫЙ ПЕРЕЕЗД В СМЕЛУ

Первый блин оказался комом. В климатических условиях Тульской губернии свекла не успевала вызреть и набрать нужную сахаристость. Вот тут-то Бобринский и обратил взор на свои украинские имения, ведь в Киевской губернии условия для выращивания свеклы намного благоприятнее. Граф принял смелое решение: завод разобрать, на лошадях и волах перевезти в Смелу и там вновь собрать. В 1838-м предприятие заработало на новом месте, став первым в Украине. Соответственно Алексей Бобринский оказался пионером украинской сахарной промышленности.

Переезд оправдал надежды графа — дело заладилось. Удачный пример стали наследовать другие. Спустя несколько лет в империи уже насчитывалось около 200 сахарных заводов. Это обеспокоило предпринимателей, ввозивших сахар из-за границы, — они теряли прибыль. Импортеры убедили министра финансов Егора Канкрина в том, что для государственной казны намного выгоднее повысить пошлину на отечественный сахар, чем выделять субсидии сторонникам сахароварения. Но Бобринский обратился к своему приятелю — министру сельского хозяйства Сергею Маслову, стороннику отечественного сахара. И пошлину отменили.

В 1840-м граф построил завод по выпуску сельхозоборудования и техники для сахарных заводов, а в последующие годы — еще четыре сахарных завода. Одновременно он основал сахарные склады в разных городах Украины. Все было сосредоточено в одних руках. Благодаря этому цена на сахар снизилась до 13 (!) копеек за фунт.

При одном из своих заводов граф организовал селекционную станцию, занимавшуюся выведением новых сортов свеклы с повышенным содержанием сахара. Он вкладывал немалые деньги в образование и обучение рабочих. Так, Смелянский песочно-рафинадный завод стал школой кадров высокой квалификации. Из 40 технологов, работавших у Бобринского, 24 со временем стали директорами и самостоятельными предпринимателями. В их числе — будущие основатели знаменитой фирмы «Братья Яхненко и Симиренко».

С открытием в Петербурге первого в империи специализированного института, готовившего специалистов-сахарников, Алексей Алексеевич постепенно начал заменять иностранных специалистов, работавших на его заводах, отечественными инженерами-технологами. А в 1858-м открыл начальное училище с трехлетним курсом и программой обучения, равноценной программе церковноприходской школы. Ежегодно его оканчивали до 30 человек. Плата за обучение была умеренной, а ученики из бедных семей от платы освобождались.

По словам киевского губернатора Ивана Фундуклея, графом Бобринским было потрачено «на оборудование всех владений сахарного завода 434 тысячи рублей серебром, привлечено до 2200 работников, которые вместе с машинами изготавливают продукции более чем на миллион рублей ежегодно… Завод приносит владельцу столько же рублей чистой прибыли».

РЕЛЬСЫ ВМЕСТО ЛОШАДЕЙ

Колоссальное количество сахара, производимого графом, сделало актуальным вопрос о вывозе продукции. Везти лошадями или волами невыгодно — и медленно, и влетало в копеечку. Так, доставка сахара из Смелы в Москву обходилась дороже, чем из Америки. И тогда Бобринский инициировал создание нового в империи вида транспорта — железнодорожного. Для его рекламы граф построил на территории сада, примыкавшего к его дому в Петербурге, небольшую железную дорогу, по которой курсировала специальная платформа, перевозившая груз около 500 пудов.

О «диковинке» Бобринского заговорили изумленные жители столицы, в том числе чиновники разных министерств. Теперь необходимо было убедить в ее преимуществах Николая I (между прочим, двоюродного брата графа-предпринимателя). Для этого сахарозаводчик придумал хитрый ход: связать рельсами Петербург и Царское Село. И тогда монарх сможет ездить в свой загородный дворец на поезде.

Алексей Бобринский создал акционерную компанию по строительству железной дороги. В качестве начального капитала внес 250 тыс. рублей. В течение недели нашлись инвесторы, добавившие еще 3 миллиона. Император, быстро и комфортно прокатившись в вагоне из столицы на дачу, учредил специальную медаль в честь этого события. На лицевой стороне медали был выбит профиль графа Алексея Бобринского. Чуть позже Николай I наградил инициативного «железнодорожника» орденом Святой Анны I степени. Эти успехи открыли путь к строительству железных дорог по всей империи — и в Киевской губернии в частности.

Граф не делал секрета из своих достижений. Он написал книгу «Статистические материалы для истории свеклосахарной промышленности», изложив свои взгляды на развитие этой отрасли. А незадолго до смерти опубликовал труд «О применении системы охранительной и свободной торговли в России», в котором раскритиковал правительство.

Энергичную деятельность Бобринского внезапно оборвала смерть, наступившая 7 октября 1868 года в Смеле. Вечером он лег спать совсем здоровым, а наутро его нашли мертвым. Во время сна разорвалась одна из мелких мозговых артерий.

В течение 12 дней, пока тело покойного находилось в Смеле, возле него постоянно дежурили служащие завода. А бывшие крепостные приходили проститься со своим помещиком целыми уездами. Когда гроб отправляли в Петербург, его провожали около двух тысяч человек. Крестьяне, впрягшись в катафалк вместо лошадей, сами везли гроб несколько верст к железнодорожной станции Бобринская (ныне станция им. Шевченко).

В свой последний путь из Украины в Петербург граф отправился по железнодорожным рельсам, инициатором прокладки которых он был. Алексея Бобринского похоронили в Александро-Невской лавре. Проститься с телом знаменитого сахарозаводчика и своего двоюродного дяди прибыл император Александр II.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*