Благодаря издателю Стефану Кульженко в Украине появились первые книги с цветными иллюстрациями

Стефан Кульженко был знаменитым киевским издателем. В жизни ему отчаянно везло, но он и сам немало сделал для собственного успеха: был трудолюбив, обладал деловой хваткой, умел ладить с людьми, не боялся рисковать.

В результате мальчик из простой семьи, не имевшей ни связей, ни положения в обществе, ни денег, пробился с самых низов в киевские купцы 2-й гильдии (не имели права вести заграничную торговлю, но могли владеть речными судами, заводами и фабриками). На карте Киева есть местность, которая до сих пор называется Дачи Кульженко.

«Магазин картин»

Стефан Кульженко появился на свет в 1837 г. в местечке Барышевка Переяславского уезда Полтавской губернии и был крещен в местном костеле. Позже, когда в империи начались гонения на поляков, он выдумал легенду о прадеде-казаке, который якобы был членом делегации запорожцев, ездивших в Петербург к Екатерине II в 1774 г.

Через несколько лет семья переехала в Киев, отец Стефана занялся винной торговлей. Мать вскоре умерла, мальчику назначили опекуншу — одну из родственниц. Видимо, отец позаботиться о нем не мог — то ли запил с горя, то ли заболел. Опекунша определила Стефана в начальное училище на Печерске.

После смерти опекунши платить за науку стало некому. Неизвестно, как сложилась бы судьба 11-летнего сироты, если бы однажды он не заглянул в книжную лавку на углу Крещатика и Институтской. Она принадлежала Иосифу Вальнеру и больше напоминала Лувр или Эрмитаж — все стены были увешаны репродукциями картин.

Вальнер печатал их в собственной типолитографии. Увиденное настолько поразило юного посетителя, что он попросил взять его в типографию учеником. И был принят «на полном содержании, но при своей одежде».

Спустя много лет Кульженко так описал свое первое посещение магазина Вальнера: «Когда я вошел в первую комнату, глаза мои невольно разбежались. Вся она представляла собой магазин картин: больших и малых, в рамках и без рам, разных размеров и красок.

Ничего подобного в своей юной жизни я еще не видывал и стоял ошеломленный, не зная что и отвечать на вопросы стоявшего передо мной какого?то господина. Это был сам Вальнер, хозяин магазина и типолитографии».

У маэстро уже было 15 учеников, Куль­женко оказался 16-м, причем самым юным. Однако он проявил такие таланты и упорство в овладении знаниями, что уже на шестом году обучения стал получать небольшую зарплату — 7 руб. в месяц. Окончив через два года полный курс обучения, Стефан остался работать подмастерьем у своего учителя.

По знакомству

Тем временем Вальнер решил замкнуть технологический цикл: добавить к типографии и книжному магазину производство собственной бумаги. Печать на ней значительно удешевила бы себестоимость продукции. Он купил лесопилку на Трухановом острове, однако инфляция, начавшаяся в Российской империи после поражения в Крымской войне, перечеркнула все планы. В 1856 г. предприниматель разорился. Стефану пришлось искать работу.

Он устроился в одну типографию, потом в другую. Платили мало. Как это часто бывает, выгодное место нашел лишь благодаря знакомству — повстречал в Александровском костеле давнего приятеля Станислава Буткевича, с которым вместе учился у Вальнера. Тот работал гравером в типографии Ивана Давиденко, одной из лучших в Киеве.

5 328 рублей за такую сумму Стефан Кульженко купил у Василия Тарновского участок, на котором возвел собственную типографию, ставшую впоследствии одной из лучших в Российской империи. И поспособствовал тому, чтобы хозяин пригласил Кульженко на собеседование, предложив ему должность конторщика (управляющего). Стефана устроило все: и оплата, и перспективы.

Фортуна снова была благосклонна к молодому человеку. Дело в том, что владелец типографии был еще и госслужащим и по работе получил перевод в Петербург. Он предложил Стефану взять типографию в аренду за 5 тыс. руб. в год, но попросил уплатить залог в размере 1 тыс. руб. Таких денег у Кульженко не было. Но он смог найти компаньона, и в августе 1864 г. они вместе подписали договор аренды.

Первым делом партнеры взяли кредит, на который приобрели новейшее оборудование — отечественное и немецкое. А чуть позже оснастили предприятие суперсовременной паровой машиной, которую увидели на Всероссийской выставке в Петербурге.

Это позволило напечатать первые книги с цветными иллюстрациями — в частности, сказки Ганса Христиана Андерсена на украинском языке в переводе Михаила Старицкого с 11 рисунками известного художника Николая Мурашко.

Опасный конкурент

Спустя девять лет Кульженко вновь повезло. Компаньон, получив наследство, решил строить собственную типографию. Стефан стал единоличным арендатором. Планы у него были наполеоновские, однако для их осуществления требовались деньги.

Предприниматель поступил так: открыл на Крещатике небольшой магазин канцелярских принадлежностей. За товаром ездил в Германию, а позже открыл в Киеве небольшую фабрику по производству конторских книг.

Заработанные на канцтоварах деньги инвестировал в расширение типографии. Кульженко первым в Киеве начал издавать качественные книги — красивая обложка, дорогая бумага, чистая печать, богатые иллюстрации. Он стал печатать роскошные альбомы и сделал эту продукцию фирменной.

Впору было задуматься о более просторном помещении для типографии. Весной 1879 г. издатель прочитал в газете, что на нынешней Пушкинской улице продаются земельные участки. Поехал посмотреть. В итоге приобрел у известного украинского мецената Василия Тарновского большой участок за 5 тыс. 328 руб.

Построил на нем большое трехэтажное здание с подвалом. Первый этаж отвел под производственные помещения (литография, наборное и машинное отделения), второй — под контору и склады. А на третьем этаже была квартира самого Кульженко. На фасаде здания появилась большая вывеска «Фото-типо-литография С.?В. Кульженко».

Стефан Васильевич постоянно расширял предприятие, охватывая производство все новых и новых видов товара. Так, в 1882 г. он приобрел словолитню и гальванопластическую мастерскую, а в наборное и машинное отделения одним из первых в Киеве провел электрическое освещение.

Через два года открыл стереотипное отделение (это позволило печатать газеты и журналы большими тиражами), спустя еще год — конвертное, чуть позже — коробочное.

Типография Кульженко стала одной из шести крупнейших в Киеве, которые в течение нескольких десятилетий суммарно производили 50?% всей печатной продукции. А благодаря альбомам его предприятие составило конкуренцию крупнейшим издательствам Петербурга, Москвы и Варшавы.

Сам же бизнесмен пользовался славой опасного конкурента. Дело в том, что ведущие издатели города распределили между собой, кто какую продукцию будет выпускать. Кульженко тоже был участником этих договоренностей. Тем не менее нередко нарушал их и печатал все, что считал нужным.

Не хлебом единым

Кульженко немало средств направлял на решение социальных проблем. Например, создал и долгое время возглавлял «Общество вспоможения рабочих печатного дела». На окраине Киева с романтическим названием Кинь-Грусть Стефан Васильевич купил несколько земельных участков и построил дачи для рабочих своей типографии. Кстати, и сам он летом любил здесь отдыхать.

Он также поощрял то, что сегодня назвали бы художественной самодеятельностью — организовал при своей типографии хор. Руководить им пригласил знаменитого Якова Калишевского, дирижера хора Софийского собора. Кульженко охотно пел в этом хоре вместе со своими рабочими.

В последние годы жизни предприниматель начал терять зрение. Ездил на лечение в Европу, однако тамошние врачи не смогли ему помочь. Стефан Васильевич умер в 1906 г., немного не дожив до своего 70?летия. Похоронен в Киеве на Байковом кладбище.

Память о нем жива до сих пор. Альбомы Кульженко, особенно с видами старого Киева, являются бесценным источником для изучения истории города. А местность в районе современной площади Тараса Шевченко поныне носит название Дачи Кульженко.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*