Фамилия, ставшая коньяком

Фамилия, ставшая коньяком

Фамилия, ставшая коньяком

Поначалу коньяк считался всего лишь «крепким спиртным напитком на основе винограда». Именно семья Хеннесси вознесла его на недосягаемую высоту.

Hennessy — это самый знаменитый из всех существующих коньяков. Jas Hennessy & Co — это компания, которая его производит, мировой лидер коньячного рынка. А Хеннесси — это семья, без которой не было бы ни первого, ни второго.

Для справки: Элитный коньяк производят всего четыре коньячных дома: Hennessy, Remy Martin, Martell и Courvoiser (все — Франция). На их долю приходится 75% всемирного производства коньяка. А признанные во всем мире Camus, Gautier, Bisquit и некоторые другие — это отличные напитки, но не элитные. Разница не в качестве, а в рекламе и репутации. В коньячном мире часто бывает, что малоизвестный сорт ничуть не уступает всемирно раскрученной марке. Тем не менее бренд есть бренд. Еще есть гурманские коньяки. Их изготовляют небольшие коньячные дома, которые не гонятся за количеством, но чтут старинную рецептуру. Такие напитки не рекламируют на каждом шагу, их названия знакомы только узкому кругу истинных знатоков: Hine, Delamain, Frapin, Bowen, Meukow, Chabasse.

Основатель династии

Ричард Хеннесси, младший сын ирландского лорда, родился в 1724 году. Достигнув совершеннолетия, он поступил в ирландский батальон армии французского короля Людовика XV. В 1757 году граф де Томонд со словами: «Экий бравый и галантный молодой человек!» — произвел 33-летнего Ричарда в капитаны.

Во время сражения с англичанами близ деревни Фонтенуа (Бельгия) Хеннесси был ранен, а затем доставлен в госпиталь, находившийся на острове Ре, неподалеку от французского города Коньяк. Суровый ХVІІІ век, как известно, не баловал обилием медикаментов. Для скорейшего заживления ран Ричард прибег к местному проверенному средству — винному спирту (о напитке под названием «коньяк» в те времена никто еще не слышал), который здесь издавна настаивали в дубовых бочках. И хотя медики рекомендовали применять это лекарство как наружное, бравый офицер не стал переводить добро и принимал его исключительно внутрь. То ли правильная дозировка, то ли удачная закуска способствовали практически мгновенному излечению.

Приятность такого способа лечения и низкая цена напитка подсказали Хеннесси идею отправить однополчанам несколько бочек «медикаментов» — в случае ранения можно будет лечиться, не покидая расположения части. Вскоре пришел ответ: «Ричард, болезнь легче предупредить, чем лечить. Мы не стали ждать шальной пули и принимаем присланное тобой как профилактическое средство. Результаты поразительные!».

Офицеры попросили прислать еще «лекарства», потом — еще. Хеннесси вынужденно застрял в Коньяке, но затем решил осесть здесь навсегда. 10 сентября 1765 года он зарегистрировал торговую компанию Hennessy. В качестве эмблемы выбрал фрагмент фамильного герба — руку, держащую алебарду.

Сначала компания экспортировала коньяк, но вскоре отставной капитан сообразил, что гораздо выгоднее его производить, причем по собственному рецепту. Он стал приобретать у местных крестьян вино и перегонять его в дистилляционных кубах, докупать у тех же крестьян готовые спирты, смешивать со своими, а готовый напиток отправлял через Ла-Манш.

Ирландские корни позволили Ричарду быстро освоить стратегически важный британский рынок, крайне сложный для французских виноделов. С тех пор два столетия Лондон сохранял положение центра, откуда осуществлялась мировая экспансия Hennessy. А когда Северо-Американские Штаты не без помощи Франции добились независимости от англичан, приобретение любых французских товаров стало для американцев политическим актом — вот тогда спрос на продукцию фирмы Hennessy за океаном резко возрос. Уже к началу 1790-х годов на ее долю приходилось около 40% всего экспорта французского коньяка.

В 1800 году Ричард Хеннесси умер. Его сын Жас продолжил отцовское дело и дал семейной фирме имя, до сих пор известное во всем мире: Jas Hennessy & Co.

Минздрав рекомендовал коньяк

Жасу Хеннесси пришлось нелегко: бушевавшие по всей Европе наполеоновские войны не способствовали развитию международной торговли. Однако помогла прозорливость покойного отца: еще до начала завоевательных походов Наполеона и континентальной блокады Англии Ричард Хеннесси догадался перевести торговые операции в бельгийские порты Остенде и Брюгге, расположенные на территории, сохранявшей нейтралитет.

После поражения Наполеона у компании Hennessy на Британских островах появились сразу два «эксклюзивных дилера». Первым оказался французский посол маркиз де Талейран, предпочитавший только эту коньячную марку. А вторым, как ни странно, стала эпидемия холеры, вспыхнувшая в 1832-м. Английские лекари рекомендовали своим пациентам французский коньяк в качестве дезинфицирующего средства — и продукция Hennessy пошла нарасхват.

Укреплению позиций компании в Великобритании способствовало и то, что еще в 1817 году принц-регент и будущий король Георг IV заказал ей особый коньяк — «на старом коньячном спирте светлой окраски и исключительного качества». По-английски это звучит как Very Superior, Old & Pale cognac, или сокращенно V.S.O.P. Результат превзошел все ожидания: весь британский высший свет вслед за своим монархом полюбил марку Hennessy! Прижилась и сама аббревиатура, которую сегодня используют все ведущие производители.

Уже к 1840 году благодаря основанному в Лондоне торговому агентству до 90% всей продукции компании уходило на экспорт. К тому времени ее клиентами стали многие королевские дома Европы, включая и российских императоров: в 1818 году Hennessy начала поставлять свой товар ко двору в Санкт-Петербург, а спустя десять лет открыла в русской столице торговое представительство. Кстати, обычай закусывать коньяк лимоном родился именно в городе на Неве: по одной версии, его ввел Александр ІІІ, по другой — Николай ІІ.

Не ограничившись Европой и Северной Америкой, потомки Ричарда Хеннесси начали целенаправленно завоевывать весь мир, включая Азию и Австралию. Широкая агентская сеть помогла Hennessy выстоять против беды, постигшей французское виноделие в 1880-х годах, когда почти весь урожай был уничтожен насекомым-вредителем — филлоксерой. В 1888 году из штата Техас в город Коньяк были доставлены особые саженцы, стойкие к филлоксере, и компания была спасена от разорения.

Коньяк как предмет роскоши

Первой среди производителей коньяка фирма Hennessy начала использовать приемы, которые сегодня называются «имиджевой рекламой». Владельцы компании позаботились о том, чтобы ни одна августейшая семья в Старом Свете, ни одно светское мероприятие или значимое событие не обходились без бутылки Hennessy. Эта марка стала стойко ассоциироваться с роскошью, успехом, принадлежностью к «сливкам общества».

Еще в 1864 году правнук основателя компании Морис Хеннесси открыл первый во Франции завод по массовому производству коньяка и одним из первых в мире зарегистрировал торговую марку. В следующем году, чтобы защитить свою продукцию от подделок, винодел начал продавать коньяк в бутылках, а не в бочках, как было принято раньше. И он же в 1860-е годы придумал общеизвестную сегодня систему звездочек, обозначающих возраст коньячных спиртов, использованных в купаже. В 1870-м Морис создал для узкого круга друзей и родных ассамбляж из старых коньячных спиртов. Новая марка Hennessy X.O. (от английского eXtra Old — «очень старый») произвела фурор, дав название целому классу коньяков.

Самый неожиданный маркетинговый ход был продемонстрирован во времена сухого закона в США. Американские торговцы спиртным вспомнили о лечебных свойствах коньяка, которые когда-то помогли его распространению в Англии, и с не меньшим успехом развернули продажи в американских аптеках! Разумеется, исключительно «для использования в медицинских целях».

Вторая половина ХХ века с ее культом ширпотреба стала трудным временем для фабрикантов элитных и престижных товаров. И в 1971-м, спустя три года после выпуска миллионного ящика коньяка Hennessy, тогдашний глава компании Килиан Хеннесси после длительных колебаний продал долю в семейном бизнесе дому Moet & Chandon, выпускающему не менее известные шампанские вина. Его основатель Клод Моэт начал торговать шампанским примерно в то же время, когда Ричард Хеннесси — коньяком. А спустя 17 лет объединенная компания решила войти в состав холдинга Louis Vuitton, специализирующегося на производстве предметов роскоши.

Благодаря Бернару Арно, возглавившему суперхолдинг Louis Vuitton Moet-Hennessy, дела пошли в гору. Ведь самое главное, что сделал этот топ-менеджер, интегрируя разнопрофильные компании в холдинг, — позволил сохранить им значительную независимость и свободу в принятии решений.

Hennessy не стала исключением: после всех слияний и поглощений она сохранила не только традиционную оргструктуру и фирменный стиль продукции, но и «семейственность» руководства, нетипичную для начала XXI века. Сегодня в управлении компанией принимают участие представители коньячной династии — Жиль и Морис-Ришар Хеннесси.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*