Илон Маск: мы уже в каком-то смысле киборги

Илон Маск: мы уже в каком-то смысле киборги

Во время визита на World Government Summit в Дубае Илон Маск дал подробное интервью о своих планах, взгляды и надежды.

— Какова ваша жизненная миссия? Как случилось, что вы решили заниматься своим делом?

— Что ж, сначала я хочу поблагодарить за приглашение на этот саммит. Быть здесь — большая честь для меня. И мы с детьми просто фантастически провели время в Дубае. Я советую каждому, кто еще не был здесь, посетить этот замечательный город.

Если говорить о мотивации … В двух словах этого не объяснить. Если по сути: когда я еще был ребенком, то часто задумывался над тем, в чем смысл жизни, почему мы здесь, зачем вообще все это? Потом я пришел к выводу, что главное — это задавать правильные вопросы. И чем больше мы расширим рамки человеческого сознания, тем корректнее будут эти вопросы.

Я считаю, что есть несколько ключевых вещей, необходимых для обеспечения нам светлого будущего. В дальнейшей перспективе за пример можно взять зеленый транспорт и зеленую энергетику. А также — возможность стать космической цивилизацией, быть там, среди звезд и называться межпланетным видом. Это стратегически важно для выживания человечества: защитный аргумент, коллективное страхование, сохранение жизни, которое мы знаем.

Но еще большей мотивацией для меня является ощущение приключений, что позволяет людям волноваться о своем будущем, чувствовать интерес к жизни. Можно рассматривать два варианта будущего, один из которых — оставаться на Земле, пока не произойдет какая-то катастрофа, а второй — это та реальность, где человечество освоит другие планеты, возможно, даже выйдет за пределы Солнечной системы. Я думаю, что последний вариант гораздо интереснее и он вдохновляет. Именно это должно быть причиной с нетерпением просыпаться утром.

Жизнь не может состоять из одного лишь процесса решения проблем. Иначе зачем все это? Должно быть что-то, к чему вы испытываете страсть, ради чего стоит жить.

— Так что же для вас есть жизнь? Как вы его видите? Вы уже говорили об этом раньше. То все же жизнь — это иллюзия или реальность? Возможно, это какой-то кинотеатр в формате миллион-D? Что такое жизнь в понимании Илона Маска?

— С возрастом ответ на этот вопрос кажется мне все сложнее, запутаннее и совсем не очевидна … Если, в частности, рассмотреть, как развивались видеоигры за последние сорок лет … В то время самой крутой игрой был «Арканоид» или «Понг», когда у вас было два прямоугольника на экране и точка, символизирующая мячик …

— Я играл в эту игру…

— Конечно! Я тоже. На то время все в нее играли. Тогда это была достаточно интересная игра. Но сегодня видеоигры практически фотореалистичные, в них играют одновременно миллионы. Вы видите, как развиваются сейчас виртуальная и дополнительная реальность. И если экстраполировать эту тенденцию в будущее, неважно с каким приростом, пусть даже это будет 0,1% ежегодно, то, в конце концов, такие игры невозможно будет отличить от реальности. Они будут настолько правдивыми, что вы не сможете увидеть разницу между такой виртуальностью и жизнью, к которой мы привыкли. Но откуда нам знать, что это уже не произошло раньше? И что мы уже не находимся в такой игре?

— Интересно …

— Ну, то есть, это возможно …

— Так, все возможно в этой жизни …

— Ведь все по своей сути развивается и стремится к чему-то.

— Если посмотреть на развитие цивилизации за последние 100 лет, то мы увидим, что прогресс движется очень быстро. А за последние 20 лет эти темпы стали просто неудержимыми. То чего же нам следует ожидать через 20, 30 или 100 лет? Каким будет образование? Каким будет транспорт? Как вы это видите?

— Думаю, это тот случай, когда очень сложно давать прогнозы. Взять хотя бы первый управляемый полет самолета с тягой братьев Райт 1903 года. И уже через каких-то 66 лет мы отправили людей на Луну. То есть, я хочу сказать, что если бы в 1900 году вы спросили людей, какие шансы полететь на Луну, вам бы ответили, что это просто смешно. Если бы вы попробовали поговорить с кем-то о Интернет, вас бы вообще не поняли. Это звучало как полное безумие.

Но сегодня с устройством за 100 долларов вы можете устроить видеоконференцию с кем угодно, даже на другом конце земного шара. Имея Wi-Fi-соединение, вы можете бесплатно установить мгновенную визуальную коммуникацию с любым, даже с группой людей, даже с миллионами людей, если взять во внимание соцсети. Вы можете ввести любой вопрос в поисковую систему Google. Это как оракул мудрости, которого вы можете спросить практически все и мгновенно получить ответ. Эти вещи было бы крайне трудно предусмотреть заранее, даже в совсем недалеком прошлом. То есть, по сути, единственное, в чем можно быть уверенным, это то, что прогноз мы бы сегодня не сделали, мы точно ошибемся.

Я думаю, что можно попробовать лишь обозначить направление того, что бы я хотел, но не того, что будет на самом деле. Но, возможно, я просто принимаю желаемое за действительное.

Я надеюсь, что мы окажемся на Марсе, и возможно дальше — на спутниках Юпитера. Возможно, мы будем осуществлять регулярные перелеты в пределах Солнечной системы, даже готовиться к миссии до соседних звездных систем. Я думаю, что эти вещи возможны в ближайшие 50 лет. Это будет очень увлекательно. Думаю, мы станем свидетелями колоссального прогресса в сферах автономности и искусственного интеллекта. И кстати, последнее произойдет гораздо раньше.

Я жду, что через десять лет новые машины, необорудованные автопилотом, будут редкостью. Десять лет.

— Уже через десять лет?

— Да, думаю, что практически все машины, которые будут сходить с конвейера через десять лет, будут иметь автопилот. Сегодня все продукты фирмы «Тесла» оборудованы необходимыми для этого датчиками, а их вычислительной мощности достаточно, чтобы вести автомобиль безопаснее, чем человек. По сути, все сводится к разработке и прошивки необходимого программного обеспечения. Но даже если вычислительной мощности окажется недостаточно, мы можем легко модернизировать аппаратную часть. И это касается всех автомобилей «Тесла», которые мы выпустили с октября 2016 года. Да и другие производители последуют за нами. Ездить на авто будет кататься в лифте. Вы просто говорите, куда вам надо, и машина транспортирует вас в точку назначения с высоким уровнем безопасности. И это будет обычным делом.

Это как с лифтами. Когда ими управляли лифтеры. Был специальный человек, которая манипулировала рычагом. Но сегодня мы просто заходим в лифт и нажимаем кнопку — и воспринимаем это как должное. Такая автономия будет массовым явлением.

Думаю, что одно из наиболее тревожных вопросов будущего — это искусственный интеллект. Я говорю не о ИИ узкого назначения, которым считаю, например, автомобильный автопилот. Он ограничен выполнением определенной функции. Я говорю о глубоком, или, как его называют, общий искусственный интеллект – то есть когда у вас есть ИИ, который по уровню значительно превосходит умной человека на Земле. И я думаю, что это опасная ситуация.

— Но почему, в чем заключается опасность? Есть два взгляда. Кое-кто считает, что искусственный интеллект будет помощником человечества, но другие утверждают, что он станет угрозой. Почему это так?

— Я думаю, что обе теории можно считать правдивыми. С одной стороны, если бы мы вообразили … Представьте, что нам придется встретиться с иноземным видом, с высокоинтеллектуальной инопланетной формой жизни, скажем, через десять или максимум двадцать лет. Сверхразумным!

— То есть вы думаете, что через двадцать лет нам стоит ожидать визита инопланетян?

— Ну, я хочу сказать, что цифровой сверхразум будет похожим на инопланетную форму жизни.

— Будет похожим на инопланетянина?

— Да.

— Ну, а если я спрошу, считаете ли вы, что есть разумная жизнь за пределами Земли?

— Это выглядит вполне возможным. Думаю, это один из самых больших вопросов физики и философии — почему мы не знаем точно о существовании инопланетян? Возможно, они среди нас, кто знает? Некоторые думают, что я инопланетянин. Неправда. Неправда…

— Но что, если мы сами инопланетяне? Все люди? Я имею в виду, что если взять восточную цивилизацию, то люди считают, что они появились откуда-то извне. Что Адам и Ева пришли на нашу планету из другого мира. То есть все мы, все люди есть, по сути, чужаками на Земле. Как вы думаете, мы войдем в контакт с инопланетянами в ближайшие 50 лет?

— Это сложный вопрос, действительно. Я хочу сказать, что если где-то есть сверхразумное инопланетная жизнь, то его представители наверняка уже изучают нас. И мы просто не имеем достаточного интеллекта, чтобы обнаружить их присутствие. Если сделать грубый подсчет, то мы можем наблюдать, что любая сверхумный раса, которая поставила себе цель заселить галактику, может сделать это очень быстро. Даже если расселение будет происходить на субсвітловій скорости, скажем, 10 или 20 % от скорости света, то на это будет нужно 10, ну максимум 20 миллионов лет. В астрономических масштабах это ничто.

— Однажды вы сказали, что хотите умереть на Марсе? Почему?

— Хотелось бы пролить свет на это. Я не хочу умереть на Марсе. Просто все мы когда-нибудь умрем, и если бы пришлось выбирать место для этого, то почему бы и не Марс? Если ты родился на Земле, то почему бы не умереть на Марсе? Это кажется забавным. То есть, если бы меня поставили перед таким выбором, я бы сказал — почему нет? Я бы умер на Марсе. Но это не мания. И если я умру на Марсе, то я просто не хочу, чтобы это было от удара о поверхность.

— Понятно. Вернемся к земным вопросам. Вы написали в Твиттере, что строите тоннель под Вашингтоном. Можете рассказать об этом?

— Ну, это секретный план … Я могу, но это должно остаться между нами.

— На самом деле, об этом никто не знает?

— Именно так. И давайте оставим это в тайне. Это может прозвучать глупо или тривиально. Я уже много лет говорю об этом, тем не менее. Я считаю, что ключ к решению проблемы дорожного движения в крупных городах заключается в развитии системы туннелей. И я говорю не о плоскую двумерную сеть тоннелей, а о многоуровневые решения. На самом деле проще строить сооружения в глубину, чем в высоту. Самые глубокие шахты имеют большую протяженность вниз, чем самые высокие здания вверх. То есть сеть тоннелей может иметь 20, 30, 40, 50, и сколько угодно, уровней.. И это открывает возможности для преодоления загруженности улиц любого, даже найжвавішого города мира. Вопрос только в методике бурування, которая позволит делать это быстро, с низкой себестоимостью и с высоким уровнем безопасности. То есть, научившись бурувати тоннели быстро, недорого и безопасно, мы скоро полностью решим ситуацию с загруженностью автомобильных дорог в городах. Вот почему я придаю такое значение этому вопросу. Вашингтон, округ Колумбия, Лос-Анжелес, по сути, любой крупный город в Америке и во всем мире страдает от пробок. Это в большей степени связано с тем, что здания в этих городах вытянутые в высоту, они трехмерные, в то время как сеть дорог остается двухмерной, она одноуровневая. А люди, как правило, оставляют здания в одно и то же время. И так образуются пробки.

— Давайте вернемся к вашим планам, связанным с Дубаем. В прошлый раз мы с вами виделись в вашем офисе Space X еще 4 июля 2015 года. Я спросил вас, намерены ли вы выходить на рынок ОАЭ. И вы ответили, что сейчас у вас в приоритете Китай, и что возможно, но не в ближайшем будущем. Прошло почти полтора года, и вот мы видим вас здесь. Вы считаете, что настало время для Эмиратов?

— Ну, я считаю, что в Китае наши дела идут довольно неплохо. После некоторых организационных моментов, связанных с сетью обслуживания и зарядных станций, мы наладили наши дела в Китае … Сейчас момент кажется подходящим для полномасштабного выхода в этот регион, и мы начинаем с Дубаи.

— По вашему мнению, что станет следующим большим технологическим прорывом?

— Новой технологией?

— Так, что кардинально изменит наш образ мышления, образ жизни, наше ведения бизнеса?

— Ну, ближайшая большая перемена правил игры с технологической точки зрения будет связан с автономным вождением. Я бы сказал, что это произойдет гораздо быстрее, чем подозревает большинство людей. Машины с автопилотом — это очень удобно. С другой стороны, в мире есть много людей, которые зарабатывают вождением на жизнь. Если … Я думаю, что вождение транспорта в разных формах — это сфера, в которой трудоустроено наибольшее количество народа. Это самое масштабное источник рабочих мест. Поэтому нам надо пересмотреть роль этих людей, их деятельность, потому что автопилот будет большим потрясением и это произойдет совсем скоро.

Надо объяснить, что я имею в виду, говоря «скоро». Ведь разные люди понимают это слово по-разному. В мире сейчас существует 2 миллиарда единиц автотранспорта. И эта цифра стремится к 2,5 млрд легковых и грузовых автомобилей. Суммарно мировые мощности по производству автомобилей составляют 100 миллионов единиц ежегодно. И это логично, поскольку жизненный цикл автомобиля в среднем составляет 20-25 лет.

Выход на рынок полностью автономного автопилота не приведет сразу же к массовых социальных потрясений. Понадобится время, чтобы выработать достаточное количество машин на автопилоте, чтобы вопрос безработицы встал серьезно. И оно станет по-настоящему актуальным через 20 лет. Однако это не такой большой срок, после окончания которого от 12 до 15 % рабочих потеряют место работы.

— Ладно. Спасибо. Это крупнейший саммит правительств разных стран. У нас здесь собрались официальные лица из более 139 государств. Какие три совета вы бы дали представителям правительственных кругов о том, как подготовиться к будущему?

— Первым советом было бы обратить наибольшее внимание на развитие искусственного интеллекта. Нам надо очень внимательно следить за тем, как мы внедряем искусственный интеллект, и следить, чтобы увлеченные работой ученые не заходили слишком далеко. Потому что разработчики иногда так погружаются в дело, что забывают контролировать последствия своих действий. То есть, я считаю, что это вопрос общественной безопасности. Правительства должны следить за искусственным интеллектом и убедиться, что он не ставит угрозы для населения.

Второй — я бы назвал необходимость пересмотреть транспорт как таковой. Существует направление электрификации транспортных средств, возобновляемый транспорт, но опять-таки — эти вещи более долгосрочные. На это стоит ожидать позже, чем машины с автопилотом. Полного перехода на электрические автомобили можем ожидать через 30-40 лет, не раньше. Это повлечет за собой кардинальное увеличение потребности в электроэнергии. Сегодня, если говорить о мировые энергетические потребности, то одна треть — это отопление, одна треть — транспорт и еще одна — электричество. Впоследствии почти вся энергия будет существовать в виде электричества. Потребность в ней возрастет втрое. И новым большим вопросом будет, как можно выработать так много электроэнергии?

— Ну что же, выглядит довольно просто. Это все, больше никаких вызовов перед государственным сектором?

— Ну, эти вещи взаимосвязаны … Есть угроза массовой безработицы. Это будет большой проблемой нашего общества. В конечном итоге нам придется установить что-то вроде общего базового дохода. Думаю, что мы будем просто вынуждены пойти на это.

— Общий базовый доход?

— Я думаю, он будет необходимым.

— То есть, это означает, что безработные люди будут воздерживаться государствами во всем мире?

— Да.

— Потому что просто не будет работы для них? Потому что машины и роботы будут выполнять всю работу?

— Да, будет очень мало дел, которые люди смогут выполнять лучше, чем работы. Я хочу, чтобы вы правильно меня поняли. Это не то, чего я желаю, это просто то, что я считаю возможным. И если я прав в своем предположении, и это действительно произойдет, то нам надо решать, что мы собираемся с этим делать.

Я делаю вывод, что понадобится некий общий базовый доход. Следующее, производство продуктов и услуг будет крайне интенсивным … Автоматизация приведет к избыточности. Практически все станет очень дешевым. Думаю, в результате мы придем к общему базового дохода, он будет необходимым. Но это повлечет за собой даже большую проблему, проблему смысла жизни для людей. Ведь очень многие из нас на самом деле не представляют себя без собственной работы. Но если ты не нужен, если нет спроса на твою работу, то как тогда быть? В чем смысл? Как не почувствовать себя ненужным? И эту проблему решить гораздо сложнее.

И наконец, как нам убедиться, что будущее, на которое мы так ждем, нам понравится? У меня есть потенциальное решение …. Хотя мы уже начинаем углубляться в футуристику, фантастику или какие-то высоконаучные материи … Однако я вижу своего рода слияние биологического разума с искусственным.

Ведь мы уже в определенном смысле киборги. Например, как я уже говорил, взять хотя бы Google или другие поисковики, где вы можете сразу же получить ответ на любой вопрос. Поэтому у всех нас уже есть цифровая надстройка над нервной системой. Можно сказать, что лимбическая система является первым уровнем. Она отвечает за рефлексы, общие для всех животных. Затем идет кора головного мозга, которая отвечает за мышление и планирование — это второй уровень. А третьим уровнем является ваша цифровая идентичность. И по сути, когда человек умирает, она оставляет после себя этот цифровой призрак в информационном поле. Электронные письма, записи и фото в социальных сетях продолжают свое существование. То есть со временем, я думаю, взаимодействие между биологическим и цифровым разумом будет становиться все более тесным. И она будет настолько плотной, насколько позволит скорость интерфейса обмена данными между мозгом и цифровой надстройкой, особенно скорость в направлении от биологического уровня к цифровому. Причем особого прогресса сегодня не наблюдаем, скорее, наоборот. Раньше мы пользовались клавиатурами, но теперь на телефонах и планшетах мы набираем одним-двумя пальцами. Компьютеры могут обмениваться триллионами бит данных в секунду, но ваш палец поддерживает только десять бит в секунду, ну пусть даже сто бит. Поэтому широкополосный интерфейс, который подключается к мозгу, в моем понимании, поспособствует достижению симбиоза между человеком и компьютерным умом, и возможно это поможет решить проблему контроля и проблем потери смысла жизни. Да, это вопрос, которые граничат с эзотерикой.

— Ничего, это почти вписывается в тему конференции … Вы всегда мыслите нешаблонно. У вас очень амбициозные планы. Вы захотели освоить космос, и вы сделали это. Вы захотели сделать многоразовую ракету, и после многочисленных неудач, сколько там их было — семь, восемь?

— Где-то так …

— А сколько раз они таки приземлились?

— Больше, чем я могу сосчитать.

— Откуда вы берете эти идеи? Ведь многие из них просто выходят за пределы человеческих возможностей.

— Ну, я просто начинаю думать, какое же технологическое решение, необходимое для достижения определенной цели, и просто стараюсь достичь максимально возможного прогресса в этом направлении. Например, для космических полетов критически важным пунктом, без которого не будет прогресса, является полная многократность их использования. Как для самолетов. Мы понимаем, что если бы самолеты были одноразовыми, практически не нашлось бы желающих ими пользоваться. Ведь «Боинг-747» стоит 250 или 300 миллионов долларов. К тому же вам понадобится два таких, чтобы слетать в оба конца. Но платить миллионы за перелет никто не станет. Но поскольку самолет можно использовать повторно десятки и сотни тысяч раз, стоимость рейса снижается кардинально. Это касается и ракет. Наша ракета стоит примерно 60 миллионов долларов. То есть при однократном использовании стоимость запуска составляет 60 миллионов долларов.

Но если ее использовать тысячу раз, то себестоимость запуска будет 60 тысяч долларов. И если при этом в ракете есть большое количество пассажиров, то стоимость космического перелета на одного человека будет не так уж и сильно отличаться от стоимости авиабилета. И это действительно фундаментальная вещь.

Поскольку гравитационный колодец на Земле достаточно глубокий, то сделать многоразовую ракету гораздо сложнее, чем сделать многоразовый самолет. Именно по этой причине до сих пор не делали таких ракет. Но если использовать самые лучшие материалы, новейшие методы проектирования и сделать все как следует, то можно добиться полного повторного использования ракеты. Нам повезло, что гравитационный колодец Земли не оказался, скажем, на 10% глубже, то есть сила притяжения не больше, чем она есть, поскольку при других показателях многократность уже была бы невозможной.

— Для воплощения идей нужна хорошая команда. Как вы выбираете людей, с которыми работаете? На чем основывается ваш выбор?

— Думаю, в первую очередь я руководствуюсь интуитивным чутьем. Когда провожу собеседование с кем-то, мой главный вопрос всегда одно и то же …

— И что же это за вопрос?

— Я прошу человека рассказать историю своей жизни. Расскажите о решениях, которые вы принимали, и почему вы сделали такой выбор. И также прошу рассказать о том, какие сложные проблемы стояли перед этим человеком, и как она их решала. Это важный вопрос, потому что люди, которые решают проблемы, знают и помнят все, вплоть до мельчайших деталей. А люди, которые лишь делают вид, что решают, могут знать о них на поверхностном уровне, но по более глубокой детализации они тушуются.

— А что же было тяжелым испытанием для вас лично?

— Самым большим испытанием?

— Неужели таких не было?

— Да нет, была целая куча, просто пытаюсь понять, которое было самым худшим. Все зависит от времени. Одна из самых сложных дел — хранить коригувально-обратную связь и не давать ему разрушаться со временем, когда люди стремятся говорить вам именно то, что вы хотите слышать. Это очень сложно.

— Наше время подходит к концу. У меня будет только один завершающий вопрос. Здесь, на всемирном саммите правительств, собравшиеся люди, молодежь со всего мира. Вы бы хотели дать им установку? Молодым людям, которые хотят быть похожими на Илона Маска?

— Я думаю, им не стоит мечтать быть похожими на меня. Думаю, это звучит лучше, чем есть на самом деле.

— О’кей.

— Так, это не такое уж и удовольствие.

— Действительно?

— Однозначно. Нет, наверное, это не худший вариант, но я не уверен, что сам захотел бы быть собой! Но ….

Мой совет каждому, кто хочет чего-то добиться … Я считаю физику лучшей основой для выработки аналитического мышления. Я бы порекомендовал постичь сам склад мыслей, присущий физике. Не только уравнения, хотя они важны, но именно мышление категориями физики — лучшая база для восприятия вещей, непонятных интуитивно.

Далее. Вы должны понимать, что вы в какой-то степени ошибаетесь, но при этом ваша цель — это со временем ошибаться каждый раз в меньшей степени.

Одна из самых больших ошибок, которую совершают люди, и я в том числе, — это принимать желаемое за действительное. То есть, когда вы хотите, чтобы что-то было правдой, даже если это неправда, вы начинаете закрывать глаза на истину и это — самообман. Этой ловушки сложно избежать. И я тоже этим грешу … Поэтому важно придерживаться позиции, что вы в чем-то ошибаетесь, но стремитесь ошибаться меньше. И вы должны требовать критических отзывов, особенно от друзей. Те, кто вас любят, желают для вас лучшего. И они не хотят вас огорчать. То есть вы должны говорить им, что предпочитаете слышать реальную правду, и тогда они вам ее скажут.

— Благодарю!

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*