История в открытках на обложках блокнотов

История в открытках на обложках блокнотов

Краеведческие книги — литература устойчивого спроса. Так что для многих региональных издательств это экономическая основа. Возьмем в качестве примера Ивано-Франковское издательство «Лилея-НВ». Знаем его «инкубатор» новейшей прозы высшего ряда. Прохасько, Издрик, Малярчук, Ешкилев, Андрухович Ю. и Андрухович С. — все они стартовали здесь. Параллельно появлялись так же элитные краеведческие издания — вспомнить, хотя бы, элегантный фото поэтический альбом «Наш Станислав», что в рейтинге «Книга року’2002» занял второе место в номинации «Визитка».

Выпуск художественных текстов столь же теоретически прибыльный, насколько конкретно рисковый. Когда еще начинающие писатели станут модными и будут продаваться тиражами, выше тысячи экземпляров? Поэтому со второй половины 2000-х «Лилея-НВ», имея в то время блестящий беклист, начинает серию «Мой город»: небольшие (100-150 страниц) экономные в изготовлении книги местных исследователей и публикации мемуаров о Станиславе.

Публикация старых открыток была издательским хитом середины 2000-х. Недавно издательства начали печатать блокноты, на обложках которых изображены старые открытки. Причем в некоторых издательствах можно заказать блокноты с конкретными, понравившимися открытками. Библио эксперты высоко оценили альбомы, ставшие настоящими книжными событиями: «Старинный Харьков в почтовых карточках» (М .: Колорит, 2004), «Киев на почтовой открытке конца XIX — начала ХХ века» (М .: Издатель Ашот Арутюнян, 2005), «Одесса на старых открытках» (Одесса Авен, 2006), «Мукачево в старинной открытке» (Ужгород: Карпаты, 2006), «От сердца к сердцу. Волынь в почтовой открытке начала ХХ века» (Луцк: Инициал, 2008), «Севастополь на фотографиях и открытках» (Симферополь: Салта, 2009). Ивано-Франковск подобного до сих пор не было, разве что вспомнить юбилейное издание «Станислав — Станислав — Ивано-Франковск» (Л .: Манускрипт-Львов, 2012), где была попытка — по крайней мере в разделе «В годы Первой мировой войны» — иллюстрировать текст именно открытками.

Открытки во время Первой мировой выходили гигантскими тиражами. Причина проста: Частное письменное переписки с фронтом запрещено. Историки считают, что именно тогда состоялась первая широкомасштабная информационная война. В правительстве Австро-Венгрии создано дополнительное министерство — Военное информбюро, в штат которого зачислены 160 художников и фотографов. «Формирование общественного мнения происходило не только путем дискурсивной аргументации, но и должно достигаться с помощью визуальных инсценировок». Медиаграмотный человек должен знать, что сюжеты тогдашних открыток является пропагандой, и автор «Великой войны в маленьком городе» И.Бондарев постоянно напоминает об этом.

Открытки из раздела «Довоенный Станислав» еще лишены пропагандистской компоненты — они оптимистично эйфорическое. Конечно, в первый год ХХ века население города составляло 33 тысяч, а на начало войны увеличилось вдвое. Жизнь как праздник. Театр, четыре кинотеатра, семь книжных и канцелярских магазинов. Железная дорога появилась в Станиславе на три года раньше, чем в Харькове, и на четыре — чем в Киеве. Коммерция в надежных руках (половина населения — евреи). Социум четко структурирован: высший класс, средний, пролетарии. Для каждого — свои кафе; и, что для среднего класса, выписывала, как значила реклама, «все польские и немецкие журналы».

Вот видим открытку с «замком» — здание польского спортивно-военного общества «Сокол», где «главный упор делали на фехтовании, тяжелой атлетике и гимнастических упражнениях. Эти упражнения было так удачно скомбинированы, которые взяли на вооружение российские военные училища». А вот дом, где банк «Райффайзен», что в настоящее время является едва ли не главным в Украине. Кстати, главный Австро-Венгерский банк прекратил работу в Станиславе только 1924 года, когда самой империи уже несколько лет не существовало — такая вот была финансовая стабильность.

Некоторые свидетельства из книги «Великая война в маленьком городе» трудно понять постсоветской человеку. Например, главный стратегический объект (по Лениным) — почта-телеграф-телефон — находился в частной здания «Каменица государстве не принадлежала, и ведомство арендовало ее в местных олигархов Хованцив». Даже оккупанты-россияне имели учитывать местную специфику: когда в нищей России в условиях военного времени был один закон — расстрел, то в Галичине, с ее традицией частной собственности, здания, из которых вели огонь по солдатах, имели конфисковать или накладывать денежные взыскания, а уже потом, по-ленинской, брать заложников.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*