Ивар Крейгер: профессиональный монополист

Ивар Крейгер: профессиональный монополист

Ивар Крейгер: профессиональный монополист

На Уолл-стрит он считался самым одаренным из бизнесменов, притом джентльменом, образцом честности, спокойствия и благородства. Но экономический кризис заставил его стать шулером.

ЖЕЛЕЗОБЕТОННАЯ ЛОГИКА

Ивар Крейгер родился 2 марта 1880 года в шведском городе Халльмар. Его отец Эрнст Август Крейгер был банкиром, владельцем нескольких спичечных фабрик, а заодно консулом Российской империи в Швеции. После школы Ивар поступил в Королевский технический колледж в Стокгольме и окончил его с дипломом инженера-механика. Заняв у отца сто долларов, молодой специалист отправился на поиски фортуны в США. Пытался торговать недвижимостью, работал монтером в железнодорожной компании.

Для справки: 2009 год стал рекордным по числу самоубийств среди крупных бизнесменов. В январе бросился под поезд немецкий миллиардер Адольф Меркль, один из самых богатых людей Европы. Тогда же выстрелил себе в голову глава одной из крупнейших в США компаний по продаже недвижимости Стивен Гуд. В марте покончил с собой один из самых успешных бизнесменов Ирландии Джон О’Долан, в апреле — вице-президент американского ипотечного агентства Freddie Mac Дэвид Келлерман. Основная причина суицидов — экономический кризис, не позволивший бизнесменам вернуть долги по кредитам.

Затем нанялся в фирму, возводившую мосты в Мексике. Там разразилась эпидемия желтухи, и Крейгер едва не отдал богу душу. Вернувшись в Штаты, устроился на работу в нью-йоркскую строительную компанию, осваивавшую новейшую технологию — железобетонное строительство. Спустя два года отправился в Южную Африку, где руководил строительством отеля Carlton в Йоханнесбурге. Затем, купив лицензию, позволявшую использовать ноу-хау — систему армирования бетона, изобретенную американцем Джулиусом Канном, — Крейгер уехал в Швецию.

В мае 1908-го Ивар вместе с молодым инженером Паулем Толлом основал строительную компанию Kreuger & Toll. Ее коньком стало возведение зданий и мостов из железобетона. Начало было скромным. И только получив контракт на 12 тысяч крон (около $3000), Ивар и Пауль смогли купить собственную бетономешалку.

Следующий контракт на сооружение виадука стоил уже 50 тысяч крон. Однако оборотный капитал компании был по-прежнему чрезвычайно мал. Тогда Крейгер предложил заказчику внести в договор пункт о премиях и штрафных санкциях: если Крейгер и Толл сдадут объект досрочно, заказчик выплатит им по 5 тысяч крон за каждый день опережения графика, но если подрядчики не уложатся в оговоренные сроки, аналогичную сумму за каждый день отставания от графика выплатит Крейгер. В итоге виадук был построен на два месяца раньше срока, а премия, полученная компаньонами, превысила 300 тысяч крон.

В 1911-м Kreuger & Toll получила крупный заказ на строительство фундамента для стокгольмского стадиона, на котором должны были проводиться Олимпийские игры 1912 года. Сдав объект на два месяца раньше срока, компаньоны получили огромную премию, и Kreuger & Toll ворвалась в мир большого бизнеса.

После этого Крейгер обратил внимание и на спички. Вначале объединил предприятия, принадлежавшие отцу и дяде. Затем в течение года присоединил к ним семь самых крупных спичечных фабрик Халльмара. Так появилась акционерная компания Forenade Tandsticksaktiebolaget с капиталом 4 млн. крон. А главный конкурент — Йончопингская группа — обладала капиталом 14 млн. крон и производила значительно больше продукции.

Крейгер начал с того, что заключил с компанией Hamilton & Hansell, производящей фосфор, контракт на покупку всей ее продукции. Йончопингская группа элементарно осталась без сырья. Через три месяца, когда запасы фосфора на заводах в Йончопинге истощились, Крейгер предложил конкурентам объединиться в один трест. Так была создана монополия Swedish Match Company.

ТРЮКАЧ И ДЕНЬГИ

«Фосфорный трюк» Крейгер провернул и в Японии. А затем в Бельгии, Швейцарии. Впрочем, бельгийские и швейцарские спичечные короли, оставшись без сырья, наотрез отказались продавать предприятия шведу. Тогда Ивар отправил в Амстердам своего агента Свена Гульдта. Тот представился противником шведского монополиста и объединил местных спичечных магнатов в антикрейгеровскую группу. Созданный концерн затем был за бесценок продан подставным фирмам, контролируемым Крейгером.

Еще один трюк, успешно практиковавшийся Иваром, заключался в следующем: его агенты под видом независимых предпринимателей предлагали спичечным баронам, оставленным без фосфора, смехотворные цены за их предприятия. Те с возмущением отказывались. После этого уже сам Крейгер называл цену в два раза большую. На эту элементарную уловку попались десятки владельцев спичечных фабрик.

Амбициозный приобретатель мечтал о мировом спичечном господстве. Однако главным препятствием на его пути являлась государственная спичечная монополия, существовавшая во многих странах. И тогда Ивар изобрел простую, однако очень эффективную схему завоевания неприступных рынков.

Дело в том, что после Первой мировой войны многие государства испытывали колоссальный дефицит денежных средств. А взять выгодные кредиты было нереально. Крейгер как раз и предложил им деньги взаймы под низкие проценты. Взамен просил «всего лишь» обеспечить ему на некоторое время монополию на производство и продажу спичек в данной стране. Причем настаивал, чтобы его договор с правительством был ратифицирован парламентом.

Деньги для предоставления кредитов Ивар брал в американских банках. Разницу между их высокими процентами и демпинговыми процентами, под которые он ссужал европейские правительства, Крейгер с лихвой перекрывал сверхприбылями, получаемыми благодаря спичечной монополии.

Впервые эту схему Ивар опробовал в 1925 году, предоставив Польше кредит в размере $6 млн. Спустя два года он предложил французскому премьер-министру Пуанкаре заем в $75 млн. Тот согласился, однако оппозиция подложила свинью: информация о том, что спичечная монополия достанется иностранцу, просочилась в прессу, вызвав волну протестов по всей стране. Когда шумиха улеглась, Крейгер предложил те же $75 млн., но теперь в обмен на право монопольной поставки французской спичечной промышленности оборудования, сырья и лесоматериалов. Сделка состоялась.

Экономические преобразования правительства Пуанкаре увенчались успехом. В 1930-м, когда Франция вернула Крейгеру $75 млн. плюс 10% (годовые за два года), бизнесмен достиг зенита славы. Его почтительно называли человеком, переигравшим самого Дж. П. Моргана!.. Дело в том, что «Джи-Пи», контролировавший 18 финансовых корпораций с суммарным капиталом свыше $25 млрд. (по сегодняшнему курсу — около $7 трлн.), еще в 1920 году предложил Франции кредит под 8% годовых. И правительство, не имея лучших вариантов, согласилось. Крейгер не только «дал отставку» Моргану, но и ослабил зависимость Франции от американского капитала. Благодаря его деньгам французы выплатили все долги Моргану и стабилизировали франк… После этого акции Крейгера на рынке росли как на дрожжах. Он предлагал своим акционерам 30%-ные дивиденды.

ЕСЛИ БЫ НЕ КРИЗИС

Тем, кто отказывался брать у Крейгера деньги в обмен на спичечную монополию, приходилось несладко. Как, например, греческому диктатору Пангалосу. Получив отказ, Ивар содействовал государственному перевороту. Следующий лидер Греции оказался сговорчивее. Аналогично бизнесмен помог свергнуть правительство Боливии.

Его состояние оценивалось в 30 млрд. крон ($100 млрд. в ценах 2000 года). Под контролем Крейгера оказалось 200 (по другим источникам — 250) компаний в десятках стран — лесная и целлюлозная промышленность, телефония (мажоритарный акционер крупнейшей компании Ericsson), половина лучших в мире месторождений железа, богатейшее в Европе золотое месторождение в Болидене (компания Bolidens Gruv AB), шарикоподшипниковая промышленность, банки (шведские, немецкие, французские, нидерландские), недвижимость, оптовая торговля, железные дороги, киноиндустрия… И это, разумеется, не считая собственной спичечной империи и холдинга Kreuger & Toll.

Гениальная схема Крейгера, обеспечившая ему все эти несметные богатства, могла бы работать еще долго. Однако разразился мировой экономический кризис. Его бы просто переждать, но Ивар решил иначе. По его оценкам, кризис должен был скоро закончиться. И он продолжал выплачивать акционерам высокие проценты.

Между тем кризис углублялся. Страны, которые Ивар кредитовал, охватила инфляция, безработица, снижение продаж. Возвращать деньги американским банкам становилось все труднее. Чтобы сохранить репутацию, Крейгер начал брать кредиты и из них выплачивать проценты акционерам.

Оказавшись на грани банкротства, он обратился за помощью к правительству своей страны. Какое-то время оно помогало крупнейшему налогоплательщику Швеции оставаться на плаву. Но когда долги Крейгера превысили национальный долг шведского правительства, помощь прекратилась.

В начале 1932 года появились слухи о том, что спичечный король на самом деле банкрот. Они просочились в прессу, за дело взялись журналисты. Результаты их расследований стали настоящей сенсацией. Оказалось, что империя Крейгера представляет собой… финансовую пирамиду. Что бизнесмен умышленно завышает прибыль, чтобы заманивать все новых и новых акционеров, а с помощью их денег выплачивать дивиденды прежним акционерам.

В марте 52-летний предприниматель отправился по делам в Париж. Он как раз читал новый роман Ильи Эренбурга «Единый фронт», и в главном герое — спичечном короле Свене Ольсоне — узнал себя. Ивар приехал в свою роскошную квартиру на авеню Виктора Эммануила III. Дочитав книгу (она завершалась смертью Ольсона), Крейгер написал записку: «Лучшим выходом из создавшейся ситуации будет тот, который я собираюсь осуществить». Затем взял браунинг и выстрелил себе в сердце.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*