Коносуке Мацусита: архитектор «японского чуда»

Коносуке Мацусита: архитектор «японского чуда»

Коносуке Мацусита: архитектор «японского чуда»

«Если вы не получаете прибыли, — утверждал Коносуке Мацусита, — то тем самым совершаете преступление против общества».

Коносуке Мацусита — отец-основатель знаменитых брендов Panasonic, National, Тeсhniks и др. — был одним из самых выдающихся предпринимателей ХХ века. Заработанные миллиарды он вложил в создание аналога Нобелевской премии, сети бизнес-школ и фондов, а также Института управления для реформирования японской политической системы.

УБЕДИТЕЛЬНЫЙ АРГУМЕНТ

Коносуке Мацусита родился в 1893 году в префектуре Вакаяма, неподалеку от города Осаки. Он был младшим среди трех братьев и пяти сестер в семье помещика, сдававшего свои угодья в аренду местным крестьянам.

Будущему миллиардеру было пять лет, когда отец в результате неудачных сделок с рисом лишился дома и земли. Семья перебралась в тесную городскую квартиру. Безденежье, плохое питание плюс сырость в полуподвальном жилище привели к ухудшению здоровья Коносуке.

В возрасте девяти лет мальчик оставил школу и поступил учеником на предприятие по производству древесного угля. Затем устроился на фабрику, производившую велосипеды. А в 15 лет увлекся электричеством и перешел помощником электромонтера в Osaka Electic Light Company.

Собственное дело Коносуке надумал открыть спустя восемь лет. Так появилась Matsushita Electrical Company — маленькая мастерская по выпуску электрических розеток и патронов. Она размещалась в арендованной двухкомнатной квартире площадью 39 м2. Начальный капитал составлял 100 иен, этого катастрофически не хватало, и молодой жене предпринимателя периодически приходилось закладывать вещи в ломбард.

Новый шанс представился бизнесмену в 1922 году, когда в продажу поступили велосипеды с фонариками на руле. На самом деле «фонариком» являлась обычная коробочка с горящей свечой, которая при малейшем дуновении ветра гасла. Мацусита решил создать более надежный источник света. После четырех месяцев экспериментов он придумал батарейку, питающую лампочку в течение 30–50 часов.

Изобретатель отправился в магазин электроприборов и показал хозяину образцы. Но тот отказался приобрести их, заявив, что подобный товар вряд ли будет пользоваться спросом. Бизнесмен пошел к другим торговцам, но результат был тот же.

Тогда Коносуке решил действовать через велосипедных дилеров. Логика была проста: магазины по продаже велосипедов скорее других оценят по достоинству новое изделие. Увы, и там неохотно выкладывали на прилавок фонари на батарейках.

Однако Мацусита был настолько уверен в успехе, что продолжал производство батареек, несмотря на отсутствие заказов. Фирма свела к минимуму текущие финансовые расходы и инвестировала все высвободившиеся средства в продвижение батареек на рынок.

Изобретатель нанял трех агентов, которые обошли все магазины по продаже велосипедов в Осаке и предложили торговцам брать батарейки на реализацию — без предоплаты. Такой ход поражал новизной. Продавцы, ничем не рискуя, соглашались. На прилавке выставлялась зажженная лампочка, а рядом — несколько образцов изделий. И вскоре хозяева магазинов убедились, что посетители охотно раскупают новинку.

Демонстрационные образцы фонариков Мацуситы работали от 50 часов и больше — это был самый убедительный аргумент. Розничные торговцы стали энергичнее предлагать покупателям новинку. Активизировались и оптовики и начали заказывать изобретателю целые партии его товара. Уровень продаж достиг 2 000 батареек в месяц. По тем временам это был фантастически быстрый рост.

КРИЗИС — НЕ ПОМЕХА ДЛЯ УСПЕХА

Многие японские семьи стали приобретать фонарик Мацуситы не для крепления на руль велосипеда, а чтобы заменить домашние керосиновые лампы. Изобретатель откликнулся на спрос, предложив настольную модель, позже он назвал ее «общенациональной японской лампой». Так возник бренд National, столь же популярный в Японии, как, например, Coca-Cola в других частях света.

Когда дела 36-летнего бизнесмена пошли в гору, разразился экономический кризис. Великая депрессия, начавшись в 1929 году в США, вскоре докатилась и до Японии. Мацусита предпринял ход, повергший в шок и его компаньонов, и его конкурентов. Глава Matsushita Electric обратился к рабочим и служащим компании с пламенной речью: «Мы не уволим никого! Мы никому не урежем зарплату! Теперь все и каждый должны понять, что мы — единое целое, и бизнес — не самое главное! Каждый из вас должен приложить максимум усилий, чтобы наша продукция пользовалась успехом на рынке».

Мацусита снизил производственные расходы, и дела его фирмы шли не хуже прежнего. Однако покупатели, напуганные экономическими трудностями, резко сократили расходы. К 1 декабря 1929 года продажи компании упали наполовину. В магазинах началось затоваривание. Стремительно надвигалась финансовая катастрофа.

Топ-менеджеры Matsushita Electric убеждали шефа, что единственным выходом является сокращение половины персонала. Главе компании такая мера была не по душе. Во-первых, потому, что набранный за 12 лет темп работы будет утрачен. А во-вторых, поскольку шансы уволенных найти новое место близки к нулю, пойдет прахом и сложившаяся в компании «семейная» атмосфера. В итоге доверие к главе фирмы у оставшихся в штате работников резко снизится.

Мацусита принял такое решение: «Сокращаем производство наполовину немедленно, прямо с сегодняшнего дня, но никого не увольняем. Мы сократим производство не за счет увольнений рабочих, а предоставим им сокращенную рабочую неделю. За свою работу они будут получать ту же зарплату. Однако все выходные дни будут отменены. Мы обратимся к рабочим с просьбой самим заняться распродажей товарных запасов на складах».

Теперь рабочие и служащие полдня занимались выполнением своей основной работы, а вторую половину посвящали реализации продукции компании. Поскольку производство сократилось вдвое, вскоре все запасы готовой продукции на складах иссякли.

В то время как конкуренты проводили массовые сокращения персонала и все глубже увязали в болоте обостряющегося кризиса, Matsushita Electric сохранила всех своих сотрудников и вышла на новые рубежи, приступив к выпуску радиотоваров.

Когда в конце 1930-х годов милитаристское правительство Японии получило возможность «ручного управления» экономикой, Matsushita Electric была вынуждена перестроиться на выпуск военной продукции. У компании не было иного выбора, кроме как подчиниться правительству. Зато лояльность вознаграждалась возможностями экономического процветания в самой Японии и входа на новые рынки в Корее, Маньчжурии и на Тайване.

Все это «аукнулось» в 1945 году, после поражения Японии во Второй мировой войне. Согласно новым правилам, введенным американской оккупационной администрацией, участие любой компании в выпуске военной продукции ставило ее на грань ликвидации, а владельцы фирмы получали статус «дзайбацу», равносильный поражению в правах. Однако когда американцы попытались отстранить Мацуситу от руководства своим детищем, взбунтовались рабочие и служащие Matsushita Electric. Они собрали 15 тыс. подписей и подали в правительство петицию «о сохранении ключевой фигуры». В результате бизнесмена вычеркнули из «черного списка» и он сохранил пост президента компании, что позволило ей выжить.

БИТВА ЗА ВИДЕО

После Второй мировой войны Коносуке Мацусита оказался одной из центральных фигур, способствовавших возникновению японского экономического чуда. В 1953 году Matsushita Electric вышла на рынок «трех сокровищ» (стиральные машины, холодильники и телевизоры), достигнув таких успехов, что стала синонимом массового производства, массового потребления и подъема жизненного уровня японцев. В следующем году в ее ассортимент вошли пылесосы. В 1957 году компания наладила выпуск высококачественных радиоприемников, а в 1958-м разработала первую модель цветного телевизора.

С наступлением эпохи видео Matsushita Electric чуть было не утратила «майку лидера», и только гений ее президента позволил компании занять выгодные позиции на этом новом рынке. Фирма взялась за разработку собственной системы видеомагнитофонов, стремясь как можно скорее выйти на рынок и диктовать на нем свои правила. Главным конкурентом была компания Sony, выпустившая в 1964-м первый домашний магнитофон.

Для справки: в мировом бизнесе ХХ век оказался «японским». В четверке самых великих предпринимателей столетия — три представителя Страны Восходящего Солнца. На первом месте — Коносуке Мацусита, чья Matsushita Electric Industrial Ltd обладает капиталом $42 млрд, второй — Соичиро Хонда, его Honda Motor Co., Ltd заработала $35,5 млрд, а на четвертом месте — Акио Морита, шеф Sony Corporation, имеющей $33,7 млрд.

Неожиданно Мацусита узнал, что JVC создает более совершенную, чем Matsushita Electric, систему — VHS. Топ-менеджеры рекомендовали приостановить собственные работы, дождаться появления продукции JVC, а затем усовершенствовать ее, став лидером отрасли. Коносуке возразил: такая стратегия позволит Sony в течение года быть монополистом, что для Matsushita Electric равносильно потере рынка.

Мацусита предложил неожиданный ход — создать союз JVC и Matsushita. Это позволит обеим компаниям быстро выйти на рынок и за счет своих технических и маркетинговых преимуществ (например, торговая сеть Matsushita насчитывала 20 тыс. магазинов) установить систему VHS в качестве отраслевого стандарта (что и произошло). Ведь Sony с ее ограниченными производственными мощностями не сможет ничего предпринять в ответ…

Коносуке Мацусита возглавлял свое детище на протяжении многих лет и вышел в отставку лишь в 1973 году. Он сохранил значительное влияние в компании, заняв пост специального советника.

Выдающийся бизнесмен скончался в 1987 году в возрасте 94 лет. Его состояние к тому моменту оценивалось в 244,9 млрд иен. За 71 год предпринимательской деятельности он увеличил начальный капитал, составлявший 100 иен, в 2,5 миллиарда раз — рекордный показатель за всю историю современной Японии.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*