Лев Голицын: лучший винодел Российской империи

Основатель завода «Новый Свет» Лев Голицын вынужден был отказаться от должности уездного предводителя дворянства, оставить высокое кресло госчиновника и даже скрываться за границей. Предпринимателем он оказался необычным: то сознательно демпинговал по идейным мотивам, то раздаривал дорогущее шампанское своего «Нового Света».

Чужая жена

Вначале Голицын не планировал заниматься виноделием — его увлекала юриспруденция. Представитель древнего княжеского рода в 19 лет окончил Сорбонну и в 1864 году вернулся на родину. Поступил на юридический факультет Московского университета, а в 1871-м — в магистратуру. Но все бросил и умчался за границу. Считалось, что он отправился на стажировку — изучать государственное и гражданское право.

На самом деле причины бегства были иные. Лев уже несколько лет наведывался в небольшое именьице в Муромском уезде Владимирской губернии. Там познакомился с Надеждой Засецкой, супругой предводителя уездного дворянства. Несчастливая в замужестве, она приняла ухаживания молодого аристократа. Вспыхнул роман, закончившийся рождением дочери Софьи в 1871-м. Женщина оставила мужа, однако поселиться вместе пара не могла. Тогда-то Голицын, бросив магистратуру, отправился за рубеж. Надежда поехала с ним.

Они жили в Германии, Италии и Франции. Там Голицын увлекся коллекционированием вин, стал собирать книги по виноделию. Отношения с любимой сошли на нет. Голицын вернулся в Россию и защитил магистерскую диссертацию. Но из-за «аморалки» профессорская карьера стала для него недоступной.

Месть рогоносца

30-летний князь начал искать новое применение своим талантам. Участвовал в археологических экспедициях графа Уварова. Был избран муромским уездным предводителем дворянства на трехлетие с 1876-го по 1878-й. Однако от должности пришлось отказаться: предыдущий предводитель Дмитрий Засецкий (он же брошенный Надеждой муж-рогоносец) явился к Голицыну выяснять отношения. Разговор на повышенных тонах перешел в драку. Суд вынес решение в пользу Засецкого.

Голицын вновь был вынужден бежать. На сей раз в Крым. Приобрел дачу с участком земли в немецкой колонии Герценберг близ Феодосии. Он вспомнил о своем увлечении виноделием и решил воплотить на практике некоторые идеи. Высадил виноград сортов саперави и мурведер — произведенные из него вина нашли покупателей в Крыму, а затем и в Москве.

Вскоре размеры феодосийских владений стали тесноваты для винодела, однако свободных территорий поблизости не было. Князь узнал, что Надежда Засецкая и ее брат продают обширное поместье Новый Свет. Для Голицына это была колоссальная удача, ведь именно в Судаке в конце XVIII века академик Петр Симон Паллас открыл казенное училище виноградарства и виноделия, высадил первые опытные виноградники. В 1878 г. Голицын приобрел Новый Свет. На площади свыше 20 гектаров заложил питомник, где культивировал более 500 сортов винограда.

Демпинг ради идеи

Винодел регулярно наведывался по делам в Москву. Однажды познакомился там с графиней Марией Орловой-Денисовой. Начался роман, а в апреле 1883-го сыграли свадьбу. Мария Михайловна переехала в Новый Свет и приняла участие в делах мужа. На ее деньги Лев Сергеевич построил винзавод и подвалы для выдержки разных вин.

Голицын не ограничился постройкой обычного винохранилища. По его проекту в толще горы прорубили подземные галереи общей протяженностью более 3-км, а на их пересечении были оборудованы дегустационные залы для каждого типа вин. Самый роскошный — «Портвейновый зал» — был украшен хрустальной люстрой времен императрицы Анны Иоанновны. В нишах хранились редчайшие вина со всего света, а коллекциям старинной посуды из серебра, стекла и фарфора позавидовал бы любой музей мира.

Голицын выступил сторонником полного запрета водки. «Я хочу, — объяснял он, — чтобы рабочий, мастеровой, мелкий служащий пили хорошее вино!» Доказывал необходимость запрещения водки и в правительственных инстанциях. Но там винодела не поддержали. Тогда князь открыл в Москве на Тверской улице магазин, в котором продавал натуральные вина по 25-коп. за бутылку. Немыслимо низкая цена обеспечила рост продаж, однако особых доходов не принесла.

Премия имени себя

Открытие демпингового магазина имело последствия — на крымчанина обратил внимание император Александр III. И предложил в 1889 году должность главного винодела в его крымских и кавказских имениях. Лев Сергеевич согласился при двух условиях: чиновники не будут вмешиваться в его дела, он не обязан носить мундир.

Князь начал со строительства в Массандре централизованного хозяйства для выдержки вин из всех императорских имений. Место выбрал недалеко от водопада — там, на склоне горы, был построен подвал с башней. Ныне силуэт этого сооружения, принадлежащего объединению «Массандра», символизирует все крымское виноделие. Вместимость подвалов достигала 350 тысяч декалитров вин в бочках, а для бутылочной выдержки ниже подвала построили двухэтажную галерею на миллион бутылок.

Чиновники, почуяв лакомый кусок, начали выживать Голицына. Стали давать ему «ценные указания», а то и просто провоцировали конфликт. После каждой стычки на стол императора ложились донесения, в которых винодела обвиняли в непрофессионализме, растранжиривании огромных средств, отсутствии навыков руководителя. «Князь Голицын, — сообщалось в одной из кляуз, — совершенно не умеет, ввиду особого склада своего ума и характера, приложить знания и общие идеи на практике…». Все закончилось отставкой в 1897 году. Обиженный винодел отказался получать жалованье, причитавшееся ему за все годы службы — 100 тыс. рублей! — и распорядился положить эту сумму в банк с условием выплаты процентов в виде премий за лучшие достижения в области виноградарства и виноделия.

Подарок с подтекстом

Голицын взялся за другой проект — создание крымского игристого вина. Он долго экспериментировал с сортами, пока не подобрал наиболее удачное сочетание. Выписал из-за границы оборудование и специалистов, освоил технологию. В 1900 году его шампанское «Коронационное» получило гран-при на Всемирной выставке вин в Париже. На завершающем обеде граф Шандон, совладелец марки «Моэт и Шандон», подняв бокал, предложил тост за французских виноделов, производящих такое прекрасное вино. Голицын заявил, что в бокалы налито шампанское из Нового Света, и поблагодарил графа за рекламу. «Я давно мечтал найти во Франции хорошего представителя для распространения моего шампанского, — улыбнулся он. — Сегодня я его нашел».

Голицын мало интересовался прибылью от продажи своего шампанского, предпочитая раздаривать его. Подобная расточительность оказалась фатальной — он вынужден был взять кредиты, рассчитаться по которым не смог. Осознав безнадежность ситуации, князь задумался о том, как уберечь взлелеянный им Новый Свет от раздела кредиторами по частям. И нашел выход — подарил имение с винзаводами, подвалами, дегустационными залами и уникальной коллекцией… императору Николаю II. К которому у кредиторов, понятно, претензий не было. В июле 1912 года Голицын торжественно вручил императору ключ от его нового владения.

Однако жить без любимого детища Лев Сергеевич не мог. Спустя три года винодел умер в Феодосии. Его похоронили в Новом Свете рядом с супругой, скончавшейся шестью годами раньше.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*