Нефть и судьба

Ко встрече стран – экспортеров нефти в Дохе готовились как к важнейшему событию, которое должно было зафиксировать цену на нефть на уровне 45 – 50 долларов за баррель, а может быть и привести к дальнейшему повышению цен. Впервые ведущие страны ОПЕК должны были договориться с государствами, которые не входят в нефтяной картель, о совместных мерах по заморозке добычи. Переговоры о такой возможности велись на протяжении нескольких месяцев – и мало кто считал, что встреча в Дохе завершится неудачей. Многие наблюдатели вообще воспринимали ее как протокольную, созванную исключительно для того, чтобы нефтяные министры поставили свои подписи под уже подготовленным соглашением. Тем не менее, никакого протокола не получилось. Участники встречи разъехались из столицы Катара в бешенстве. Саудовская Аравия обвиняет в срыве переговоров Иран и Россию, Россия – Саудовскую Аравию. Но дело даже не в том, кто прав, а кто виноват. Дело в том, что сама подготовка ко встрече и обещания подписать соглашение о заморозке добычи изначально были блефом. Самым элементарным надувательством – хотя я даже готов поверить, что сами обманщики не понимали, что блефуют.

Первоначальная договоренность о необходимости заморозки добычи нефти была достигнута в начале года на фоне драматического для экспортеров снижения цены – до 27,72 долларов за баррель. Именно тогда Саудовская Аравия и Россия и начали готовить «историческую встречу» стран ОПЕК с другими экспортерами, на которой должна была быть достигнута конкретная договоренность о заморозке. И цена начала расти – потому что рынок ожидал, что экспортеры договорятся, нефти станет меньше, цена на нефть вновь поднимется и тогда за нее платить придется больше. Простая формула. Но только покупатели нефти ошиблись.

Ошиблись потому, что великая нефтяная держава современного мира – вовсе не Саудовская Аравия и не Россия. Великая нефтяная держава современного мира – это Соединенные Штаты Америки. И в этой великой державе никто не может увеличить или уменьшить количество нефтедобычи. Как и во всех других отраслях американской экономики, стратегию поведения предпринимателя диктует не чиновник, а Его Величество Рынок. Нет никакого нефтяного министра, который решает, сколько сырья будут добывать в Америке сегодня или завтра. Американская нефтедобыча – это десятки, сотни компаний, порожденных «сланцевой революцией», о которой еще недавно с таким презрением отзывались в Кремле. У каждой компании, каждой скважины – своя себестоимость добычи. И когда цена увеличивается – появляется возможность для расконсервирования скважин и поставки на рынок новых объемов сырья. А еще эти компании неустанно работают над усовершенствованием технологий добычи – поэтому себестоимость постоянно снижается.

Что это означает на практике? А то, что если Саудовская Аравия принимает решение о снижении объемов добычи нефти, цена на сырье действительно может повыситься на несколько долларов. Но тогда место саудитов в той части рынка, которую они добровольно решают уступить, занимают иранцы и американцы. Если Иран соглашается с требованием Саудовской Аравии и тоже замораживает свою нефтедобычу – тогда только американцы. И получается, что Саудовская Аравия продает по немного большей цене меньшее количество сырья. И теряет потенциальных покупателей на будущее.

России это выгодно по той простой причине, что российская нефтедобыча практически подошла к своим предельным значениям. Сколько бы ни стоила нефть – 20 долларов или 40 – России все равно больше уже не добыть. Поэтому Кремлю, конечно же, выгоднее, чтобы страны, у которых еще есть возможности добывать больше, отказались от дальнейшего наращивания объемов добычи. А этим странам нет никакого смысла в отказе – потому что они все равно ничего не выиграют, а только уступят рынок. Не ясно, насколько очевидными были эти истины для Москвы и Эр-Рияда. Но очень может быть, что и россияне, и саудиты блефовали сознательно, чтобы в течении нескольких месяцев поддержать относительно приемлемый уровень цен. Ну и просто еще немного заработать. Потому что если бы в феврале не возникла идея проведения совещания экспортеров, нефть так и оставалась бы на уровне 25-30 долларов и даже снижалась бы дальше. А так ее цена начала подниматься – и для того, чтобы она вернулась к своим зимним значениям, тоже нужно время.

Но сам факт, что цену на нефть можно теперь поднять только самым обыкновенным блефом с участием королей, президентов и министров, демонстрирует, как изменился современный мир. Участники розыгрыша понимали, что когда они заявят о возможности договоренностей в следующий раз, им никто уже не поверит. Теперь рынок будет жить сам по себе, а они – сами по себе. И повысить цену можно будет только после того, как они достигнут конкретной договоренности – а они ее не достигнут. Но, тем не менее, они пошли на этот обман просто потому, что все они – нефтяные наркоманы. Что никто из них не понимает, как это – жить без дорогой нефти.

Они сформировали свое политическое и экономическое могущество засчет продажи сырья – и только. Меня всегда умиляло, когда кто-то сравнивал сверкающий Дубай с недалеким Израилем – тоже современным, но не таким сверкающим. Хотел бы я посмотреть на этот Дубай без продажи нефти! И хочу посмотреть, какой будет экономика ОАЭ лет через 20-25. Но эмираты – это хотя бы маленькие государства, способные выжить засчет уже построенного, засчет туристических и финансовых услуг. А вот Саудовская Аравия, Россия, Иран – вот они, призраки будущего! Потому что это большие страны, прикипевшие к «трубе». Страны, у которых никакой альтернативы энергетической экономике просто нет – не случайно же Саудовская Аравия и Иран так сейчас толкаются у трубы, стараясь во что бы то ни стало получить последнюю дозу. Не случайно в России на фоне неминуемого снижения нефтяных цен говорят о закручивании гаек. Ну закрутили, а дальше то что?

А ничего. На фоне краха «петрономики» я и ломаного гроша не дам ни за суннитскую теократию Саудовской Аравии, ни за шиитскую теократию Ирана, ни за бандитскую теократию России. Эти режимы будут испытывать постоянные внутренние трудности, провоцировать кризисы, бороться друг с другом – и все равно сгинут, потому что оказались чудовищно несовременными. И, между прочим, даже не с политической точки зрения – в политике у каждой страны, у каждого общества свои темпы развития. А с точки зрения экономической.

Поэтому лидеры в регионах, где сегодня господствуют и борются анахроничные режимы, неминуемо сменятся. На Ближнем Востоке этим лидером уже сейчас становится государство Израиль – единственная по-настоящему современная страна региона. Где его некогда могущественные враги? Одни сами повергли себя в прах, другие ищут с Израилем явных и тайных союзов, третьи находятся на грани новых потрясений. Оказалось, что строительство современного мобильного общества куда важнее, чем количество нефти.

А на постсоветском пространстве таким лидером станет Украина – первая большая страна региона, которая вступила на путь реальных экономических и политических преобразований. Конечно, она только нащупывает сегодня этот путь, но зато ее враги так уверенно катятся к пропасти, что конкурентов, способных предложить жизнеспособную модель дальнейшего развития у Украины спустя всего несколько лет просто уже не останется.

И это станет еще одним примером того, что нефть – это вовсе не судьба, а возможность, которой нужно уметь правильно распорядиться.

Виталий Портников

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*