Никола Терещенко — один из сахарных королей Российской империи

Никола Терещенко был гениальным самородком. В родном Глухове на него смотрели как на «чародея, которому бесы помогали всю жизнь». Не имея ни высшего образования, ни стартового капитала, он стал одним из крупнейших магнатов Российской империи и меценатом своего времени.

Челнок с принципами

Будущий сахарозаводчик родился в 1819 году в уездном городе Глухове (ныне районный центр в Сумской области). Глава семьи Артемий Терещенко был мелким предпринимателем. Николе довелось окончить лишь городское училище — ему, старшему сыну, надо было помогать отцу содержать большую семью.

Молодой человек начал с того, что скупил у местных помещиков зерно и повез его на волах в Крым. Там, реализовав товар, приобрел соль и рыбу, которые затем выгодно продал в родном городе. На заработанные деньги построил в Глухове каменные амбары для хранения зерна, а оставшиеся средства пустил в оборот. Довольно скоро Никола прослыл крупнейшим в городе заготовителем хлеба и поставщиком соли и рыбы.

Уже тогда он сформулировал два важных принципа, которых придерживался всю жизнь. Первый — договор дороже денег, второй — личная выгода. Эти принципы оказались выгодными и в деловом плане: нередко помещики, зная порядочность предпринимателя, давали ему зерно в долг, что позволяло высвобождать средства для других торговых операций, а в конечном итоге — увеличивать прибыль.

К своим челночным рейсам Терещенко подключил младших братьев Федора и Семена. А когда семейный бизнес окреп, он отправлял на волах в Тавриду специально нанятых работников.

Арендатор

С началом Крымской войны военному ведомству понадобились предприниматели, имеющие опыт доставки на полуостров больших партий товаров — железная дорога в Крым еще не была проложена. Так Терещенко попал в число поставщиков продовольствия и обмундирования в действующую армию. И сколотил на этом приличный капитал — цена поставляемых товаров значительно превосходила реальную. Даже с учетом откатов, которыми он щедро делился с чиновниками министерства, прибыль была огромной.

Богатство позволило начать политическую карьеру: предприниматель стал городским головой Глухова, а также гласным (депутатом) губернского земского собрания, членом городской земской управы и почетным мировым судьей в нескольких округах.

Но самую большую для себя коммерческую выгоду Терещенко извлек из крестьянской реформы 1861 года. После отмены крепостного права многие помещики не знали, как эффективно хозяйствовать в новых условиях. Большинство терпели колоссальные убытки и оказались на грани разорения. Предложение Николы Артемьевича взять их предприятия в аренду оказалось очень свое­временным. Так городской голова получил доступ к управлению сахарными заводами, расположенными вокруг возглавляемого им Глухова: князя Александра Барятинского — в Крупце и Шалыгине, помещика Михаила Левшина — в местечке Воронеже, графа Сергея Кочубея — в Хуторе Михайловском, дворянина Робеспьера — в Теткине и так далее.

Собственник

Арендатор превратил умирающие предприятия в образцовые капиталистические производства. Например, на рафинадном заводе в Хуторе Михайловском, перерабатывавшем 10000 пудов (163-800 кг) сахарного песка в сутки, трудились 660 человек. Терещенко установил 8-часовой рабочий день (люди работали по скользящему графику в три смены) и предоставил один выходной в неделю. Зарплата постоянных работников составляла от 6 до 15 рублей в месяц, в зависимости от квалификации, плюс дополнительно 5 рублей на питание. Для сравнения: фунт (400 грамм) говядины стоил в те времена 8 копеек, а пуд (16 кг) картошки — 20 копеек.

Сезонные рабочие получали, помимо зарплаты, ежедневно по килограмму хлеба, 400 грамм мяса, 50 грамм сала и прочие продукты. Кроме того, при сахарном заводе имелось бесплатное трехлетнее народное училище на 60 учеников, бесплатная больница на 35 кроватей, чайная для рабочих, где ставили спектакли и организовывали разнообразные культурные мероприятия.

Прибыли сахарных заводов оказались столь значительными, что вскоре Никола Артемьевич выкупил предприятия у прежних владельцев. В 1870 году он вместе с братьями основал «Товарищество свеклосахарных и рафинадных заводов братьев Терещенко» с уставным капиталом 3 млн рублей. Их продукция отличалась высоким качеством — на Всероссийской выставке, состоявшейся в том же 1870-м, компания была удостоена сереб­ряной медали «за очень хороший сахарный песок и хороший мягкий рафинад при значительном производстве».

«Товарищество…» продавало сахар не только в Российской империи, но также в Англии, Германии, Швейцарии, Норвегии, Китае, Персии, Афганистане — ежегодный объем экспорта составлял 865000 пудов (14190 т.)! Со временем годовой оборот акционерного общества превысил 12 млн рублей.

Инвестор образования

Никола Терещенко, не имевший серьезного образования, не жалел денег на учебные заведения. В родном Глухове он финансово поддержал уездное училище и прогимназию (общеобразовательное учреждение с программой младших классов гимназии). При его участии построены ремесленное училище, женская и мужская гимназии, учительский институт, здание банка, Трех-Анастасиевская церковь, бесплатная больница св. Ефросиньи.

В Киеве, куда Никола Артемьевич переселился в конце 1874 года, он продолжил эту традицию. Например, пожертвовал на благоустройство 1?й мужской гимназии около 40000 рублей, а в 1881 году стал ее почетным попечителем, ежегодно оплачивая обучение не менее 10 учащихся.

Благодаря деньгам Терещенко в Киеве открылись две мужские гимназии — 4-я и 5-я. Миллионер основал и поддерживал Общество распространения коммерческого образования, предоставив ему более 300000 рублей.

Без поддержки сахарозаводчика в Киеве не появились бы Политехнический институт, Киево-Подольская женская гимназия, Троицкий народный дом общества грамотности, реальное училище, Городской музей древностей и искусства.

Не оскудела рука

Огромен вклад филантропа и в развитие лечебных заведений. На предоставленные им 40000 рублей община сестер милосердия Общества Красного Креста приобрела усадьбу и построила помещения для проживания сестер милосердия и приема больных на нынешней ул. Саксаганского. Впоследствии сахарозаводчик пожертвовал еще 55000 рублей, на которые сестры милосердия возвели двухэтажное здание больницы на 40 мест. Когда же и это помещение оказалось тесным, Никола Артемьевич выстроил новое здание лечебницы на углу улиц Хоревой и Волошской — с большим залом ожидания, хорошо оборудованными кабинетами врачей, операционной, перевязочной, аптекой, комнатой отдыха персонала.

По инициативе Терещенко в Киеве открылась бесплатная больница для чернорабочих — строительство обошлось в 137000 рублей. Еще 50000 он пожертвовал на ее содержание. Впоследствии Никола Артемьевич предоставил 100000 рублей на расширение лечебницы и добавил в фонд ее содержания еще 200000 рублей. Кроме того, рассудил он, выздоравливающему организму потребуются витамины, хорошее питание, а у чернорабочих на это денег нет. Поэтому бизнесмен учредил особый фонд в размере 20000 рублей, проценты с которых шли на пособие пациентам, которых выписывали из больницы.

Не оскудела рука дающего: когда Никола Артемьевич составлял завещание (умер в январе 1903 года), принадлежавшая ему недвижимость оценивалась в 30 млн рублей. А ведь еще были банковские счета, активы в «Товариществе…» и уникальная коллекция живописи, ставшая основой собрания Киевского музея русского искусства, который сегодня расположен на улице его имени.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*