Николай Бунге пользовался репутацией одного из самых успешных финансистов Российской империи

Несколько поколений семьи Бунге были связаны со здравоохранением. Дед Николая Христиановича — Георг-Фридрих, швед по происхождению, — приехал в Киев в 1750 году и стал аптекарем. Отец Христиан Георгиевич работал врачом в Киево-Могилянской академии.

И Николай, окончив с золотой медалью 1-ю мужскую гимназию, подал документы в Киевский университет св. Владимира. Но не на медицинский факультет, как следовало ожидать, а на юридический. Завершил учебу со степенью кандидата законоведения. В 1845 году 22-летний юрист переехал в Нежин, где начал преподавать «Закон казенного управления» студентам третьего курса юридического лицея князя Александра Безбородко.

Читал лекции блестяще, вплетая в сухой рассказ свой любимый предмет — политэкономию. Лицеистов он любил, заботился о них, со многими дружил. Открыл у себя на квартире научный кружок, где давал воспитанникам дополнительные знания. А заодно обучал их иностранным языкам.

Ректор университета

В 1850 году Бунге перевели в Киев, на кафедру политэкономии и статистики университета св. Владимира. Через несколько лет он блестяще защитил докторскую диссертацию, стал профессором.

А в 1859 году 36-летнего профессора избрали ректором. И неудивительно — Николай Христианович пользовался любовью и коллег, и студентов. Он располагал к себе людей мягкими изысканными манерами, был со всеми вежлив и обходителен.

Тем не менее на очередных выборах ректора в 1862 году Бунге не набрал достаточного количества голосов и снова стал рядовым профессором. В этот момент он получил неожиданное предложение — стать управляющим Киевской конторы Государственного банка.

Экс-ректор поставил условие: согласился стать банкиром исключительно как совместитель, поскольку не был намерен оставлять научную работу и должность профессора в университете.

Жертва аферистов

Бунге не имел практического опыта работы в банке, а потому сразу же оконфузился. На его стол легла телеграмма от управляющего Госбанка барона Александра Штиглица. Шеф интересовался, сможет ли киевское отделение перевести в Чернигов по просьбе княгини Гагариной 10 тыс. рублей.

Новоназначенный ответил: банковских отношений у Киева с Черниговом нет, однако деньги можно переслать курьером. Барон попросил немедленно отправить указанную сумму на имя г-жи Поповой, а переводной билет (документ, позволяющий производить подобную операцию) он пришлет завтра.

Николай Христианович выполнил просьбу своего начальника, однако ни завтра, ни в течение недели переводной билет не пришел. Обеспокоенный, он позвонил главному банкиру империи, но тот заявил, что впервые слышит о княгине Гагариной и ее просьбе.

Поняв, что телеграммы были поддельными, Бунге отбил «молнию» черниговскому губернатору с требованием запретить почтовой конторе выдачу денег. Увы, оказалось, что адресат получил перевод несколько дней назад.

Далее скрывать случившееся было невозможно. Сконфуженный финансист был вынужден доложить об афере киевскому генерал-губернатору Николаю Анненкову. Тот назначил следствие, и вскоре мошенников — ими оказались супруги-киевляне Поповы — арестовали. У них изъяли 8423 рубля (остальные 1577 рублей они успели прогулять).

Выяснилось, что фальшивые телеграммы от имени барона Штиглица отправлял в Киев приятель аферистов, работавший на телеграфе в Москве.

Эта история, впрочем, не сломила Бунге. Он сделал выводы и стал осмотрительнее. А Киевская контора, дела которой прежде шли из рук вон плохо, под его руководством стала одной из лучших в стране.

«Непоправимая утрата»

В октябре 1863 года Николая Христиановича пригласили в Петербург преподавать теорию финансов 20-летнему наследнику престола Николаю, сыну императора Александра II. (Увы, подопечный киевлянина так и не стал императором — спустя два года он скончался в Ницце от туберкулеза.) Профессор взял за основу книгу австрийского экономиста Карла фон Гока «Налоги и государственные долги», которую специально для этих занятий перевел на русский язык.

Курс лекций про­длился до июня 1864-го, после чего Бунге вернулся к выполнению своих служебных обязанностей в Киеве. К этому времени его авторитет был таков, что управляющий Госбанком, отправляясь в длительную загранкомандировку в 1866 году, временно назначил вместо себя именно Николая Бунге.

В 1871 году профессора во второй раз избрали ректором Киевского университета. Старые-новые обязанности он по-прежнему совмещал с руководством киевским филиалом Госбанка. А в 1878 году стал ректором в третий раз.

Третья ректорская каденция Николая Бунге завершилась в 1880 году. После этого 57-летний ученый неожиданно оставил университет, которому посвятил ровно 30 лет жизни. Рассказывали, будто он выставил свою кандидатуру на четвертый срок, но его дружно «прокатили». Николай Христианович обиделся и подал в отставку с должности профессора.

В министерстве финансов, казалось, только этого и ждали. Немедленно последовало предложение занять пост заместителя министра. Бунге оставил Киев (а заодно и должность управляющего) и переехал в Петербург. Газета «Киевлянин» с горечью написала: «Для Киева это непоправимая утрата. Наш город теряет общественного деятеля, авторитет которого стоял столь высоко, который пользовался во всех сферах таким огромным моральным влиянием, как никто другой».

В качестве благодарности и в знак уважения Киевская городская дума 10 июля присвоила Николаю Христиановичу звание почетного гражданина Киева.

Премьер-министр

В Петербурге Бунге сделал выдающуюся карьеру. 1 января 1882 года он стал министром финансов Российской империи. На этом посту определил как приоритетные следующие меры: укрепление кредитной системы и удешевление кредитов, повышение прибыльности железнодорожных предприятий, ограничение внебюджетных кредитов, введение разумной экономии во всех областях управления.

Результаты его деятельности в качестве главного финансиста страны оказались таковы, что уже в 1887 году Николая Христиановича назначили председателем Кабинета министров Российской империи. А спустя три года избрали академиком Петербургской академии наук по специальности «политическая экономия и статистика».

При этом Бунге не «зазвездился», оставшись таким же приветливым, скромным, доступным для людей. По-прежнему говорил тихо, ни на кого не кричал. Однако огромные нагрузки, трудоголизм никак не способствовали укреплению его здоровья, и без того довольно слабого.
3 июня 1895 года премьер-министр умер в Царском Селе. В завещании просил похоронить себя в Киеве на лютеранском участке Байкового кладбища.

После смерти в бумагах Бунге обнаружили «Загробные записки», которые он написал для императора Николая II, взошедшего на престол за год до смерти академика. В этих секретных записках Бунге изложил план реформ, направленных на борьбу с угрозой социализма, набиравшего популярность в обществе.

Николай Христианович был большим любителем книг и собрал солидную коллекцию изданий по политэкономии, статистике, истории, философии.

Свою обширную библиотеку ученый завещал Киевскому университету св. Владимира, в котором учился, а затем трижды был ректором. А также распорядился выделить 6 тыс. рублей на учреждение премии за лучшую студенческую работу на экономическую тему.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*