Остатки не сладки: что будет с украинской банковской системой

Финансовый сектор продолжает очищаться и сокращаться. С начала масштабной чистки банковской системы с рынка ушло более 70 финучреждений. По логике, оставшиеся банки должны были наполнить рынок новыми услугами. Но этого пока не происходит. Финансовые структуры пытаются побороть последствия кризиса минувших лет. На восстановление ключевой задачи системы — кредитования — уйдет не менее 3 лет, считают эксперты. О будущем финансовой системы Украины — в материале РБК-Украина.

Украинские банки отчитались о финансовых результатах за первое полугодие. Убыток работающих банков составил 9,2 млрд гривен. Это в 3 раза ниже показателя за аналогичный период прошлого года, но все еще достаточно много. То есть, банковская система начала восстанавливаться после финансового кризиса, но еще генерирует миллиардные убытки, продолжая формировать резервы по проблемным кредитам.

Последствия реформы финансового сектора пока неоднозначные. Национальный банк провел стресс-тесты, в том числе дважды — для крупнейших банков, утвердил программы докапитализации и сообщил, что большинство банков эти программы выполнили. Впереди стресс-тестирование еще 40 банков и поэтапная докапитализация мелких финучреждений до минимального уровня в 500 млн гривен. При этом норматив достаточности капитала в банковской системе составляет 13%, что является близким к предельно допустимому минимуму на уровне 10%.

На первый взгляд, банки активно начали кредитовать: гривневые кредиты корпоративному бизнесу с начала года выросли на 1,6 млрд гривен (на 0,5%.) Но на фоне «зависшей» в последние полгода в банковской системе избыточной ликвидности в размере около 100 млрд гривен, такой прирост кредитов все равно что капля в море.

К тому же, качество кредитных портфелей банков остается низким. По итогам стресс-тестирования Нацбанк оценил уровень неработающих кредитов на уровне выше 50%. А норматив кредитования банками связанных лиц, злоупотребление которым и стало первопричиной пережитых массовых банкротств на рынке, остается выше допустимого максимума в 25%.

Все это — достаточно сомнительный повод для оптимизма, поскольку сегодняшние убытки банков завтра снова потребуют дополнительных вливаний в капитал, и так будет продолжаться до тех пор, пока банковская система не начнет генерировать прибыль.

В тупике

Эксперты сомневаются в скором восстановлении банковской системы и ее ключевой функции — кредитования, считая достижение прежних, докризисных показателей, маловероятным.

Заместитель гендиректора агентства «Кредит-Рейтинг» Ольга Шубина охарактеризовала нынешнюю кредитную активность украинских банков как «вялотекущую». «Несмотря на некоторое смягчение условий кредитования, преимущественно для средних и малых предприятий, многие банки предпочитают направлять ресурсы в менее рисковые активы, среди которых депозитные сертификаты НБУ и облигации Министерства финансов», — заявила она РБК-Украина.

Основными причинами этого эксперт считает высокие риски на фоне низких темпов развития экономики Украины, которая, по оптимистичным прогнозам, в 2016 году вырастет всего на 1,1%. Также среди факторов, сдерживающих кредитование: низкий уровень защиты прав кредиторов, высокая стоимость кредитования для заемщиков, высокий уровень закредитованности крупных предприятий.

«Возобновление долгосрочного, инвестиционного, кредитования маловероятно. Банки работают в основном с краткосрочным кредитованием для пополнения оборотного капитала. Возможен незначительный рост розничного кредитного портфеля в связи с существенным отложенным спросом населения, поскольку отсутствуют позитивные сдвиги в уровне доходов домохозяйств», — прогнозирует Шубина.

Финансовый аналитик Егор Перелыгин констатирует, что после пережитого кризиса ликвидности банковский сектор активно занят подсчетом и фиксацией убытков, формированием резервов и стратегическим планированием на случай новых вспышек экономической дестабилизации.

«Весь 2015 год, который был просто апокалиптическим для украинского банковского сектора, прошел под знаком формирования резервов под активные операции, что было фактическим признанием невозвратности основной массы кредитных портфелей. При этом, именно юридические лица оказались самыми «токсичными» для банковских учреждений», — пояснил он.

Помимо войны на востоке Украины и стремительной девальвации, эксперт отметил такой дестабилизирующий фактор, как высокий уровень коррупции в стране — корпоративным клиентам дешевле купить нужное решение суда, чем возвращать полученные кредиты.

Перелыгин считает, что своего дна банковская система уже достигла, и даже смогла от него оттолкнуться. Но для возобновления кредитования надо сделать еще очень много. А именно, снизить уровень инфляции и долларизации экономики, нарастить экспорт, привлечь инвестиции, восстановить добрые отношения с Международным валютным фондом, провести реструктуризацию проблемной задолженности, вернуться на рынки внешних заимствований, а также внедрить эффективные инструменты хеджирования рисков. Одним словом, эта задача на годы.

Экономист Центра экономической стратегии Александр Жолудь оценивает перспективы украинской банковской системы на ближайшие 3-5 лет с осторожным оптимизмом. По его словам, очищение банковской системы продолжается, но скорее всего, все крупные потенциальные банкроты уже ушли с рынка, и выведение меньших по размеру банков уже не будет таким общесистемным шоком, как было с банками «Надра», «Дельта», «Финансы и Кредит».

Эксперт считает, что нынешние убытки банков не связаны с их текущей работой и в большинстве случаев это отголоски проблем прошлых лет, в частности, финансового кризиса 2008-2009 годов. «Деньги, внесенные акционерами на докапитализацию, не ушли как «вода в песок». Происходит постепенное оздоровление системы. Восстановление будет, но это будет новая система, с иными пропорциями кредитного портфеля, валютной структурой», —  прогнозирует Жолудь.

Среди ключевых факторов, которые могут ускорить процесс, он назвал снижение ставок по кредитам, возврат депозитов в банки и наличие возможностей у акционеров поддерживать финучреждения, а также внешние факторы, включая рост экономики и доходов граждан, доступ к внешнему финансированию. «Вопрос полного возврата доверия — проблема ближайших нескольких лет», — полагает эксперт.

От кризиса до кризиса

Национальный банк пытается стимулировать кредитование, планомерно снижая учетную ставку, которая тянет за собой рыночные ставки и делает кредиты более доступными. В рамках последнего решения по монетарной политике в конце июля регулятор снизил ставку до 15,5% годовых и анонсировал ее дальнейшее снижение — до прогнозируемого уровня инфляции в 12% к концу года.

По оценкам НБУ, средняя ставка по долгосрочным гривневым кредитам корпоративному сектору на начало августа составила около 21% годовых. Это на два процентных пункта ниже, чем на начало года, но еще довольно дорого для бизнеса, который также, как и банки, переживает не лучшие времена. По информации Госстата, крупные и средние предприятия Украины в первом квартале 2016 года получили 58,6 млрд гривен убытка до налогообложения, и порядка 40% предприятий остаются убыточными.

Более резко снижать учетную ставку Нацбанк пока не рискует из опасений дестабилизации валютного рынка. «Мы пока не спешим и постепенно снижаем нашу ставку, потому что хотим, чтобы излишняя ликвидность, которая есть на рынке с конца прошлого года в размере 100 млрд гривен, находилась под контролем. Но мы даем рынку понять, что снижаем ставку, и наш целевой уровень – уровень инфляции», — поясняет глава НБУ Валерия Гонтарева.

Но дело не только в ставке. Банки, как и вся экономика страны, не могут игнорировать тот факт, что перспективы взаимоотношений с ключевым кредитором Украины — Международным валютным фондом — остаются туманными. Фонд задерживает предоставление нашей стране очередного транша кредита уже на год по причине отставания государства от графика структурных реформ.

Исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко предостерегает, что разрыв отношений с МВФ приведет к резкому ухудшению ситуации в отечественной экономике и стремительной девальвации гривни до уровня 30 гривень/доллар. Вероятность реализации такого сценария, по оценкам эксперта, невелика и составляет порядка 10%, но она есть.

Устенко предупреждает, что очередная девальвация может губительно сказаться на состоянии экономики страны, включая и банковскую систему. «Резко ухудшится качество банковских активов, что потребует очередного дополнительного вливания капитала. Поэтому в прошлом году так много банков закрывалось», — пояснил он. То есть, не успев оправиться от пережитого кризиса 2008-2009 годов, банковская система погрузилась в кризис 2013-2014, и скоро может погрузиться в следующий.

Цепочка проста — без роста кредитов, причем нормального здорового роста, а не копеечной реструктукризации старых долгов, банковская система не вырвется из порочного круга миллиардных убытков. И банкротства финучреждений будут продолжаться, выбивая почву из-под ног у самых слабых и подогревая негативные настроения вкладчиков.

Таким как раньше банковский мир уже не будет никогда. Вкладчики, заемщики и банкиры получили хороший урок. И чтобы забыть взаимные обиды, им понадобятся годы. Хорошо бы, чтобы эти годы были использованы с толком: парламент принял нужные законы о защите прав кредиторов, банкиры подчистили балансы, заемщики стали возвращать кредиты, а вкладчики — перестали нести вклады в сомнительные банки.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*