Предприниматель Николай Чоколов не окончил и двух классов

Николай Иванович родился в не очень богатой семье — его отец был киевским купцом III гильдии. В ней состояли представители мелкого бизнеса. Глава семьи мечтал, чтобы сыновья — старший Иван и младший Николай — стали предпринимателями и пробились во II гильдию, куда записывали представителей среднего бизнеса. Он отдал мальчиков учиться во 2-ю мужскую гимназию.

Однако Николаю так и не суждено было получить даже начальное образование. У отца начались серьезные проблемы, и юного гимназиста отчислили из 2-го класса за неуплату за обучение.

Лидер на рынке

В 1865 году Николай Чоколов вместе со старшим братом Иваном приобрел гектар земли на Глыбочице — между нынешними улицами Татарская и Соляная. Идеальные условия для размещения винокурно-дрожжевого завода: недорогая земля, а в центре усадьбы — озеро.

Семь лет ушло на сооружение производственных помещений: каменного дома для двух медных беспрерывно действующих спиртоперегонных аппаратов, двухэтажного корпуса для хранения спирта, трехэтажного — для бродильного и промывного отделений.

Также установили ледовый механический холодильник, железные паровые кипятильники для барды. В 1872 году завод — первый среди подобных в Киеве — начал работу.

Делами предприятия занимался преимущественно Николай Иванович. Его брат переключился на издательский бизнес — стал владельцем крупной типографии на Фундуклеевской (ныне ул. Б. Хмельницкого), штат которой составлял 107 человек, печатал ноты и музыкальную литературу.

Николай Иванович успешно вел заводские дела: на предприятии работало всего 28 человек, однако оно пользовалось репутацией одного из лучших в отрасли. Изданный в 1881 году «Указатель фабрик и заводов Европейской России с царством Польским и Великим княжеством Финляндским» признал завод лидером на рынке.

«Дрожжевой лорд»

В 1899 году Николай Иванович решил модернизировать предприятие — установить на нем паровые котлы системы Сенклера и Багарейного, а также Бобкока и Вилькокса. Городская дума дала согласие, однако поставила условие: Чоколов должен вложить деньги в улучшение экологической ситуации на Глыбочицкой улице.

Дело в том, что небольшая река Глыбочица, текущая по ней, превратилась в сточную канаву, в которую постоянно сливали грязную воду с предприятия. Чоколову предписали закрыть канаву и обустроить канализацию.

Модернизированное предприятие стало крупнейшей в городе винокурней — производило в год 1,8 миллиона градусов спирта и два миллиона фунтов дрожжей. Здесь работало 107 рабочих, обслуживавших два паровых двигателя мощностью 265 лошадиных сил. В 1912 году завод был преобразован в акционерное общество «Братья Чоколовы» с основным капиталом в 600 тыс. рублей.

Любопытно, что в документах акционерного общества в качестве учредителей указаны не оба брата, а лишь Николай Иванович и некая Мария Швайковская. Кем приходилась ему эта женщина, пока не установлено. Известно лишь, что была она замужем и проживала с супругом надворным советником Игнатием Швайковским неподалеку от Львовской площади.

Однако по Киеву бродили слухи о некой любовнице Чоколова: утверждали, будто роскошное имение в Ирпене (в советские времена — Дом творчества писателей) он приобрел именно для нее. Не исключено, что в соучредители акционерного общества предприниматель вписал эту же даму.

Как бы там ни было, доходы Николая Чоколова позволили ему поступить в II купеческую гильдию (а брат Иван пробился в I гильдию, так что сбылась мечта их отца, не дожившего, впрочем, до успеха сыновей). В народе Николая Ивановича называли «дрожжевым лордом».

Коммерческое училище

Николай Чоколов был избран старостой киевского купечества. На этом посту сделал немало полезного. Например, способствовал появлению в Киеве коммерческого училища. Поводом стало крушение императорского поезда под Харьковом в октябре 1888-го.

Киевский купец I гильдии Федор Дитятин, собрав подписи 165 коллег, обратился к купеческому старосте Чоколову с верноподданническим письмом, потребовав «ознаменовать каким-нибудь благим делом чудесное спасение Царской Семьи». Чоколов предложил открыть Коммерческое училище.

На реализацию проекта требовалось более 100 тыс. рублей. Николай Иванович собирал деньги несколько лет, но всю сумму так и не собрал. Поэтому вначале открылось училище на 9 классов с платным обучением. Его устав был разработан под руководством Чоколова, он же возглавил и попечительский совет.

Уже спустя год училище располагалось в собственном здании на Бульварно-Кудрявской (ныне Воровского), 24 и удостоилось имени наследника престола. Его уставный фонд составлял 150 тыс. руб., из которых 100 тыс. дал член попечительского совета сахарозаводчик Лев Бродский, остальные 50 тыс. сформировались из пожертвований членов попечительского совета Федора Бурчака, Семена Могилевцева, Давида Марголина и других предпринимателей.

Среди преподавателей были знаменитости: литературу читал литературовед Иван Стешенко, а пение — композитор и дирижер Александр Кошиц.

Инициатива наказуема

Открытие Коммерческого училища дорого обошлось Чоколову. Вначале группа киевских депутатов пожаловалась генерал-губернатору на предпринимателя, обвинив того в растрате.

Якобы купеческий староста «превратил в собственный капитал 251 рубль Коммерческого училища, вложив в акции Киевского общества канализации» — доход от «одолженных» денег Николай Иванович, мол, кладет в собственный карман. Однако Чоколов убедил Городскую думу, что действовал в рамках своих полномочий, а обвинители «поставили этот вопрос из корыстных намерений для сведения личных счетов».

Но когда Чоколов стал городским головой, историю с училищем вспомнили вновь. Теперь речь шла о 6,5 тыс. руб., которые купечество собирало в течение трех десятилетий на возведение триумфальных ворот.

Их в свое время не построили, сумма «зависла». Когда начался сбор пожертвований на Коммерческое училище, Купеческое собрание постановило передать эти деньги в фонд училища. Однако туда они не поступили, а куда делись — неизвестно.

В результате Чоколов был вынужден подать губернатору прошение: «Учитывая усиливающуюся болезнь горла, я вплоть до выздоровления не могу исполнять обязанности городского головы». Консилиум врачей порекомендовал ему отправиться в Евпаторию: купаться в море и принимать горячие рапные ванны в Мойнакской грязелечебнице. Однако в Крыму у предпринимателя обострился ревматизм, и в дальнейшем «дрожжевой лорд» ездил на морские купания на юг Франции.

Чоколовка

Однажды Чоколов попросил генерал-губернатора отвести на Соломенке 40-60 десятин земли для нужд рабочей артели, которая хочет построить жилье для своих членов. Городская дума, рассмотрев ходатайство генерал-губернатора, не могла отказать, однако выставила цену — 17 тыс. руб.

Это было равносильно отказу: рабочие с трудом наскребли 8 тыс. И тут на помощь пришел Чоколов, дав недостающие 9 тыс. в качестве беспроцентного займа.

Артель проложила неподалеку от Кадетского гая улицы и выстроила около 40 домиков на 2-3 комнаты с приусадебными участками. Вскоре по просьбе рабочих поселок официально назвали Чоколовкой. Судьба отвела Николаю Ивановичу еще десяток лет жизни — он дожил до начала Первой мировой войны. Точная дата его смерти неизвестна.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*