Российский бюджет: за несколько шагов до краха

Российский бюджет: за несколько шагов до краха

Российский бюджет: за несколько шагов до краха

Буквально за последние 2-3 недели изменилась вся официальная риторика Кремля по экономическим вопросам. «Искендерам» больше нечем смеяться — из них вытек весь импортный силикон. Если бы Гайдаровского форума, на котором было представлено все российское правительство — не было, его стоило бы придумать.

Предварительно сообщим, что выступления министров и глав крупнейших
госкорпораций полностью подтвердили самые смелые предположения,
высказанные нами здесь.

В частности, министр финансов Антон Силуанов заявил, что нынешний
бюджет сводится исключительно при цене барреля в $82. На 18-00 16
января Brent продается за $28.94 за баррель. И это до понедельника,
18 января, когда прогнозируется ликвидация последних существенных
барьеров между Ираном и внешним рынком.

А что это значит?

Сумма доходов и расходов бюджета РФ (до нового секвестра)
составляет 29 трлн 837 млрд рублей. И здесь начинается самое
интересное.

По текущему, на 16 января, наличному курсу (78.52 за $1.00) это
$380 млрд.

Но в декабре этот бюджет принимался с таким прогнозом курса рубля к
доллару — 63,3. Соответственно, сумма доходов и расходов бюджета
выглядела как $471,35 млрд.

Получается, дефицит составляет $91,35 млрд. Или 19,4% дефицита от
суммы доходов и расходов бюджета, или 9,34% ВВП. А не 3%, на
которых продолжает настаивать Путин.

Как же так получилось?

Посмотрим на прогноз объема ВВП на 2016 год, сделанный Владиславом Иноземцевым — это 77 трлн 200 млрд рублей при курсе в 79 руб за $1.00 (что средне оптимистично). Получается, по итогам 2015 года с проекцией в 2016 год, что ВВП РФ в номинальном долларе завалился за триллион и составил $977,2 млрд.

Гений фюрера за два года — с января 2014 по январь 2016 — сумел
уменьшить размер экономики своего Lebensraum-a более чем в два
раза. В номинальном долларе ВВП России в 2013 году составлял $2
трлн 097 млрд, а сегодня — $977,2 млрд, сокращение на 114%.1

Но и этот дефицит бюджета в $91,35 — всего лишь вершина айсберга, на
который напоролась российская хозяйственная система.

Следует обратить внимание на факторы, которые действуют уже
сейчас.

Диссонансом прозвучало выступление Силуанова и его же оценка
проекта бюджета. Если бюджет сверстан исходя из прогноза в $50 за
баррель, а министр говорит о балансировании бюджета при цене в $82,
то, выходит, он проговорился? Ясно ведь, что при такой огромной
разнице речь идет не о нынешнем утвержденном дефиците в 3% ВВП.

Цена нефти — это фактор доходов бюджета. Доходы предусмотрены в
объеме 13,738 млрд руб

— это $217 млрд по прогнозному курсу и $175 млрд по текущему.

Поскольку нас сейчас интересует другой показатель, а именно
обоснованность расчета доходов, для простоты используем умозрительный средний показатель между прогнозом и реальностью — $196 млрд.

Итак, если бюджет сбалансирован при цене барреля в $82, а
спрогнозирован при $50, при том, что текущая цена $28 (Urals), то
что же получается?

По словам Путина в апреле 2014 года, доходы бюджета РФ от продажи
нефти и газа составляют 47,9%. Хотя Путин и известный лжец, и явно
не сказал о spillover effect — в данном случае, это о том, как добыча,
дистрибуция и экспорт энергоносителей стимулирует прочие отрасли и
объем налогов, который из них извлекается, возьмем этот показатель
за точку отсчета.

Таким образом, рассчитанный по среднему между прогнозным и текущим
курсу объем доходов сбалансированного бюджета РФ на $93,8 млрд при
цене барреля в $82 состоит из НДПИ и экспортной пошлины,
уплачиваемых нефтегазовым бизнесом.

Что происходит при цене в $50? Остается $57,13 млрд.

Что происходит при цене в $28? Остается $32 млрд.

Выходит, что только нынешняя цена нефти (а с ней связана и цена
газа, и цена экспортируемых смежных продуктов) влияет на доходы бюджета РФ таким образом, что от поступления от этой отрасли сокращаются почти в три раза (2,93 раза).

А это значит, что средний дефицит бюджета только в аспекте снижения нефтяных доходов — 31,54%.1

Теперь, если разница между заложенным в бюджет и текущим курсом
рубля (берем теперь объем доходов бюджета по прогнозному курсу
рубля) составляет 20,39%, то это потеря $44,24 млрд доходов.

Однако, проявим милосердие. Можно, было бы, эффектно написать, что
бюджет РФ лишился 52% доходов, но это было бы некорректно.

Поэтому используем средний показатель между дефицитом бюджета,
образовавшимся от потери нефтегазовых доходов и дефицитом,
образовавшимся от девальвации рубля только за последние три месяца.

Тогда реальный дефицит федерального бюджета России на данный момент —
25,96% или $98,64 млрд (берем размер бюджета по текущему курсу) или (берем рассчитанный размер ВВП на текущий год) это 10,09% ВВП.

Но это только верхушка айсберга.

К примеру, по словам Сергея Алексашенко, в доходах бюджета содержится специальный miscellaneous фонд, которым распоряжается лично Путин по своему разумению. В случае обострения социально-политической ситуации, вот как сейчас в Сочи, Краснодаре, Хакассии, Забайкалье и других регионах. Это 500 млрд рублей ($6,36 млрд по текущему), которые трогать нельзя, его источники — конфискация пенсионных накоплений граждан и секвестр расходов. А это примерно 1,67% от общей суммы бюджета или 0,17% ВВП. Как бы мелочь, но не в нынешней ситуации. Однако, раз трогать ее нельзя, значит, ее логично записать в дефицит.

Далее — существует внутренний долг правительства России (преимущественно, облигации федерального займа) в 7 трлн рублей. Правительству выгодно девальвировать рубль, чтобы избавиться от этого долга. Чуть позже мы покажем, как это отразится на инфляции.

Несколько неожиданно — в плане темпов расходования, а не самой необходимости их использования — проявилась тяжелая проблема с Резервным фондом и ФНБ (не зря Кудрин на форуме предложил просто объединить их обратно в Стабфонд, поскольку понадобятся все их средства).

Между 1 декабря 2015 г. и 1 января 2016 г. из Резервного Фонда РФ испарилось $9,4 млрд, и теперь в нем $49,95 млрд. Скорее всего, выбросили на поддержку курса рубля, в очередной раз оказавшуюся бесполезной.

В ФНБ из оставшихся $70 млрд — свободных средств осталось только $48 млрд.

Получается, что всего за месяц (!?) у Кремля (о состоянии резервов мы обстоятельно написали в прошлой статье) осталось всего-то $97,95 млрд при необходимости минимальных (причем только в случае продолжения катастрофы во внешней торговле, как это ни смешно звучит) выплат в:

— $314,3 млрд (гарантирование критического импорта в течение 12 месяцев, выплаты по внешнему долгу в 2016 году и финансирование дефицита бюджета)

— остается лишь $283,95 (остаток двух фондов, резервы ЦБ)

Негативное сальдо баланса — около 10%.

Напомним, что эти расчеты исходят из:
— цены барреля на 16 января
— нынешнего бюджета РФ
— не предусматривают 100-процентной принудительной продажи валютной выручки российскими экспортерами (пока такая мера не вводилась)
— без внимания к коррупционной составляющей

В завершение

Другие чиновники и банкиры на прошедшем форуме каялись и рисовали картины одна страшней другой — разве что имени Путина не поминали. Но вот что интересно — параллельно шли официальные сообщения такого рода: то Минфин «нашел» 700 млрд не потраченных рублей, то у Банка России «завалялся» триллион.

Похоже, это та же схема, что и с интервенциями Банка России — по сложным схемам крупным корпорациям продаются доллары и это не сразу, а то и вообще не отражается на показателе резервов, поскольку форма интервенции — ценные бумаги. А тут «внезапно» находятся рубли — прямо рядом с «печатным станком».

Поэтому посмотрим на то, что делается в России с денежной массой. С момента начала политической и экономической, а затем и военной агрессии России против Украины, то есть между 1 января 2013 и 1 января 2016 этот показатель вырос как минимум на 21,5% (33 трлн 315 млрд против 27 трлн 405 млрд рублей). Это высокий, но далеко не критичный темп роста денежной массы, хотя и он отражает «подводные» течения в экономике страны.

Ведь понятно, что секвестр расходов бюджета как минимум на 26% — это слишком болезненно. Почему бы просто (представим, что Глазьев все-таки дорвался до ключевой должности — или же Путин к нему прислушался от безысходности) не напечатать денег? Каких-то 7 триллионов 792 млрд и 560 млн российских рублей? Это эквивалент дефицита бюджета в долларах по прогнозному рыночному среднегодовому курсу в 79 рублей за $1.00? Всего-то умножит на четверть денежную массу (М2).

Однако, как известно, рост денежной массы и инфляция кореллируют. Если взять прошлый год, то официальная инфляция равна 12,7%, а рост денежной массы — 8,8%. В таком случае, увеличение денежной массы на 25% приведет к инфляции за 40%, а такую называют галопирующей. Специалисты, которые не доверяют официальной российской статистике, считают что инфляция вышла на уровень галопирующей еще в прошлом году.

Опять-таки, нельзя не увидеть, что Россия повторяет теперь уже и экономическую историю Украины (в плане политической истории Москва застряла в последствиях 1993 года, так и не осилив планку проведения хотя бы одних равноправных и конкурентных выборов) с задержкой на 1-3 года. Впрочем, в 2014-15 годах галопирующая инфляция была обеспечена Украине ограблением со стороны банды Януковича-Путина и разрушениями, которые совершила в нашей стране российская армия.

Украина пошла тяжелым путем — austerity reforms, как в середине 90-х, но в этот раз при широкой поддержке стран Запада, чьи элиты чувствуют, что и на них лежит ответственность за недооценку рисков со стороны агрессивной России и криминальной природы кремлевского руководства. При всех объективных трудностях, завершение этого квартала и следующий прогнозируются в цифрах, внушающих определенный оптимизм, поскольку структурные реформы Киевом проводятся (тревогу вызывает судьба реформ системных).

Для России, примерно треть населения которой ведет паразитарный образ жизни (охрана и обслуживающий персонал представителей организованной преступности) путь таких реформ на данный момент нереален — он требует прогрессистской революции и тяжелого осознания того, что имперские фантазии развеяны.

Галопирующая инфляция и нарастание риска дефолта России по внешним обязательствам в нынешнем году — причина ползучей социальной дестабилизации, каковая происходит уже сейчас, и резкого распространения криминального хаоса, который начал проявляться даже в официальной статистике преступлений и новостной ленте. Экономический крах заставляет Кремль выбирать между внешнеполитической капитуляцией и стихийным распадом страны, признаки которого в правоприменительной сфере — очевидны даже сегодня.

Максим Михайленко

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*