Токудзи Хаякава: человек дважды начавший с нуля

Токудзи Хаякава: человек дважды начавший с нуля

Токудзи Хаякава: человек дважды начавший с нуляГалантерейщик, электронщик, компьютерщик — таков путь механика-самоучки, не получившего даже начального образования. Ему понадобилось 11 лет, чтобы довести свой месячный заработок до $1 млн.

Токудзи Хаякава — типичный для Японии предприниматель, органично сочетавший таланты бизнесмена и изобретателя. Даже став мультимиллионером, он постоянно расширял сферы деятельности, всюду внедряя собственные ноу-хау.

Для справки: корпорация Sharp, третий по величине производитель жидкокристаллических телевизоров в мире, обвиняет конкурентов в воровстве технологий и нарушении патентного законодательства. Компания подала иск в окружной суд американского штата Техас на тайваньскую фирму HannStar, требуя запретить конкуренту дальнейшие продажи LCD-панелей и телевизоров. Sharp обвиняет HannStar в нарушении четырех патентов. Ответчик утверждает, что подписал с Sharp лицензионное соглашение еще в 2003 году, срок его действия действительно истек, однако ведутся переговоры по новому контракту. Сам иск юристы HannStar объясняют стремлением японцев уменьшить растущую конкуренцию со стороны корпораций Тайваня, Южной Кореи и Китая.

 

ЖЕЛЕЗЯКА ДЛЯ ЯПОНСКИХ КОВБОЕВ

Токудзи Хаякава родился в 1893 году в Токио в бедной семье. В те времена японские дети начинали работать рано, и родители отдали девятилетнего сына в ученики к мастеру-металлисту, изготовлявшему гребни для волос и шпильки, которыми японки скрепляли свои сложные прически.

Наступила эра Великого немого. Экраны японских кинотеатров заполонили американские вестерны, в которых ковбои одним движением руки легко расстегивали и застегивали ремни на брюках. Насмотревшись этих фильмов, Токудзи придумал пряжку, для которой не требовались дырки на ремне, и запатентовал ее под названием «Токубиджо». Изобретение оказалось своевременным: высший класс японского общества как раз начал отказываться от традиционного кимоно и переходить на одежду западного кроя.

«Новые японцы» буквально гонялись за пряжкой Токудзи. А торговцы толпами осаждали помещение, где работал изобретатель. И тогда владелец мастерской, признав, что ученик превзошел его, благословил молодого человека на собственное дело. 15 сентября 1912 года 19-летний Токудзи Хаякава открыл в центре Токио мастерскую металлической галантереи.

Свой бизнес дебютант начал с 50 иен (сегодня это примерно $1200), из которых 40 (около $960) взял взаймы у знакомого. Ежедневно с четырех утра до глубокой ночи Токудзи и два наемных работника клепали «Токубиджо». Спустя месяц Хаякава расплатился с кредитором, а спустя еще два месяца его капитал составлял уже 120 иен.

В 1913-м предприниматель переехал в новую мастерскую и, помимо пряжек, начал делать обручи для японских зонтиков. Он придумал удобную скользящую втулку и получил на нее патент. А еще через год приступил к строительству собственного завода, вложив в него значительные средства: станки приводились в движение двигателями мощностью 1 лошадиная сила (у конкурентов повсеместно использовался ручной труд). Производительность труда на предприятии достигла по тем временам невиданных высот.

Затем Токудзи занялся усовершенствованием карандаша — изобрел оригинальный механизм, позволявший постоянно поддерживать карандашное острие в рабочем состоянии, и поместил его в металлический футляр. Грифель выдвигался наружу вращением футляра. Свое детище бизнесмен запатентовал как «механический карандаш Хаякавы».

В 1915 году новые карандаши поступили в продажу, однако спросом не пользовались. Во-первых, покупателям не нравилось, что металлический футляр холодил пальцы. А во-вторых, новинка плохо смотрелась с кимоно. Однако Токудзи не остановил производство карандашей и даже не уменьшил объем выпуска. И не прогадал — поступил огромный заказ от торговой фирмы из портового города Иокогама. Оказалось, что в Европе и США «карандаш Хаякавы» пользуется большой популярностью.

Крупные японские торговцы быстро оценили экспортный потенциал новинки и принялись скупать карандаши непосредственно у производителя. Завод Хаякавы работал на пределе своих возможностей, а торговцы требовали все больше и больше. Тогда бизнесмен создал еще одну фирму, производящую карандаши, а сам занялся усовершенствованием своего ноу-хау. В 1916-м он разработал специальную головку для грифеля, после чего механический карандаш принял тот облик, который он имеет и сегодня. Изделие получило название Ever-Ready-Sharp Pencil («вечно острый карандаш») и дало имя торговой марке — Sharp.

Хаякава не остановился на достигнутом и усовершенствовал технологию производства карандашей, запустив первую в Японии сборочную линию. В 1923-м, спустя 11 лет после основания фирмы, на Токудзи работали 200 человек, а его ежемесячный доход составлял 50 тысяч иен (примерно $1,2 миллиона).

КОГДА БИЗНЕСМЕНЫ ПЛЯШУТ

Созданное нелегким трудом благополучие рухнуло 1 сентября 1923 года, когда Токио был стерт с лица земли сильным землетрясением (7,9 балла по шкале Рихтера). Город, тесно застроенный деревянными домами, превратился в руины. В тот день погибли десятки тысяч людей, в том числе жена Токудзи и двое их детей. От завода не осталось следа. Были жертвы и среди рабочих Хаякавы.

В этой трагической ситуации бизнесмен не сломался. Он решил начать жизнь заново. В сопровождении трех верных сотрудников Токудзи переехал в Осаку, где в сентябре 1924-го создал фирму Hayakawa Metal Works и восстановил производство карандашей.
Однажды в часовом магазине, находившемся в центре Осаки, предприниматель увидел диковинку — американский радиоприемник. В Японии еще не было радиовещания, а потому не было и собственных радиоприемников, однако ожидалось, что радиотрансляции начнутся через год. Хаякава, предчувствуя большой спрос, решил заняться производством радиоприемников и сделать их дешевле импортных.

Его не смутило то обстоятельство, что он даже не был знаком с принципом работы электрических цепей. Накупив радиодеталей, Токудзи с коллегами собирал из них схемы, проверяя их работоспособность с помощью морзянки. К апрелю 1925 года аппарат был готов. А спустя полтора месяца, 1 июня, состоялась первая в Стране восходящего солнца радиотрансляция — ее провела японская компания JOBK. В тот день команда Хаякавы дежурила у своего приемника, волнуясь, примет ли их детище сигнал. И когда из него зазвучал четкий голос, бизнесмен и его единомышленники пустились в пляс. Вскоре началось серийное производство первого радиоприемника с маркировкой Made in Japan.

Первый приемник Хаякавы стоил 3,5 иены. Уже в 1925-м его обладателями стали 5455 человек. А спустя три года количество владельцев радиоприемников превысило полмиллиона. Завод выпускал 10 тысяч аппаратов в месяц, и для японцев марка Sharp стала синонимом слова «радио».

В 1937-м Япония оккупировала Маньчжурию, начав войну с Китаем. Японцы жадно ловили фронтовые сводки, а потому еще охотнее приобретали радиоприемники. Реагируя на спрос, Хаякава спроектировал и запатентовал первый в Японии конвейер. Теперь его завод каждые 56 секунд выдавал по единице продукции.

7 декабря 1941 года японцы разбомбили Перл-Харбор — на Тихий океан пришла Вторая мировая война. Спрос на новости вновь резко подскочил: 1941-й стал рекордным по числу новых покупателей радиоприемников — свыше 1,2 млн. человек. Вступила в войну и фирма Хаякавы, получившая от армейского штаба крупный заказ на производство военного радиооборудования. В 1942 году Hayakawa Metal Works получила новое название — Hayakawa Electric.

КАЛЬКУЛЯТОР ВМЕСТО ЭВМ

15 августа 1945 года мировая война закончилась полной капитуляцией Японии. Опустошенная, голодная и бедная страна испытывала острый экономический кризис. Это время для Hayakawa Electric ознаменовалось потерей филиалов в Гонконге и Шанхае, массовым сокращением сотрудников. Компания находилась на грани банкротства. Частично ее спасло размещение акций на фондовой бирже Осаки. Тем не менее к 1950 году долги фирмы превысили 4,5 млн. иен, а стоимость одной акции составляла не более 14 иен.

Шанс на выживание представился лишь с началом новой войны — США против Кореи. Американские военные части, расквартированные на Японских островах, сделали фирме Хаякавы солидные заказы. Кроме того, в самой Японии открылось несколько коммерческих радиостанций, вещавших на новых частотах, недоступных для старых приемников. Hayakawa Electric немедленно запустила в производство устройство с расширенным диапазоном. Уже к 1951 году производство достигло 430 тысяч радиоприемников, а курс акций вырос до 53 иен.
В январе 1953-го компания выпустила первое японское «радио с картинками» — черно-белый телевизор Sharp TV3–14T. Стоил он 175 тысяч иен и раскупался плохо (для сравнения: средняя зарплата в Японии составляла тогда 8–10 тысяч иен). Спустя четыре месяца Хаякава снизил цену до 145 тысяч иен и предложил покупателям бесплатное гарантийное обслуживание приобретаемой ими техники. Объем продаж начал расти. К 1955 году Hayakawa Electric выпускала 5 тысяч телевизоров в месяц.

В 1960-м группа молодых инженеров, новобранцев Hayakawa Electric, загорелась идеей создания собственных компьютеров. Хаякава предоставил им лабораторию, посоветовав сосредоточиться не на больших ЭВМ, а на калькуляторах, которые можно использовать в любое время и в любом месте. И в 1964 году, как раз перед началом Олимпийских игр в Токио, Hayakawa Electric выпустила транзисторно-диодный калькулятор — первый в мире. Стоил он столько же, сколько цветной телевизор.

Между тем миллионер уже перешагнул 80-летний рубеж. Пора было уступать дорогу молодым. Напоследок он переименовал компанию Hayakawa Electric в Sharp Corporation, по названию своей же популярной торговой марки. И в середине 1970-х оставил пост президента.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*