Украина выставляет России многомиллиардные иски в международных судах

Украина выставляет России многомиллиардные иски

Украина выставляет России многомиллиардные иски

Украина толкает Россию к порогу трибунала ООН, а также выставляет агрессору многомиллиардные иски в международных судах за варварство и мародерство в Крыму и Донбассе
В начале января сразу несколько крупных госкорпораций Украины заявили, что начинают полномасштабную битву с Россией в международных судах. На кону — многомиллионные компенсации потерь в Крыму и Донбассе.

Георгий Логвинский, народный депутат и председатель экспертного совета при Минюсте Украины, утверждает: первоначальные украинские потери сразу же достигли космических размеров в 1,2 трлн грн. Теперь же, проведя расчеты, парламентарий утверждает, что только потери от аннексии Крыма перевалили за 2,4 трлн грн — это больше, чем ВВП страны или, скажем, ее внешний госдолг.

“Это Черноморнефтегаз, железные дороги, имущество Национального банка Украины,— перечисляет адвокат отобранные Россией украинские объекты.— Санатории, земельные ресурсы и нефть, запасы которой там остались”.

По ту сторону баррикад сгруппировались не хуже нашего. В Москве проводятся контрмеры — пишутся иски, игнорируются ноты. Еще в марте 2014?го Логвинский, проанализировав с полсотни межгосударственных соглашений, подписанных Украиной и Россией, заметил, что нигде не указаны условия арбитража, если таковой понадобится. Везде уточняется, что все споры решаются путем “переговоров”.

“Россия изначально предусматривала возможность нарушения своих договоров”,— делает вывод Логвинский.

Тем не менее украинские адвокаты, правозащитники, дипломаты и волонтеры нашли возможным взяться за невозможное — за юридическую войну против страны, которую считают агрессором.

В случае благосклонности Фемиды заставить Кремль исполнить решение судов будет сложно, но возможно. Аресты зарубежного имущества и счетов уже делали россиян сговорчивыми. “При такой юридической интифаде акции российских компаний в скорости падения составят серьезную конкуренцию стоимости нефти”,— подчеркивает адвокат.

И все же самый страшный и важный суд готовит соседям украинский МИД — иск в суд ООН, которым впервые в истории потребует признать целое государство страной, финансирующей терроризм. Конечная цель — восстановление суверенитета Украины с компенсацией всех материальных потерь.

“Если русские не согласятся на создание арбитража, а мы сомневаемся, что они согласятся,— говорит замминистра иностранных дел Елена Зеркаль,— тогда мы будем идти в Международный суд ООН”.

В борьбе за это

Большая драка между Киевом и Москвой сначала за Крым, а затем и Донбасс имеет только политическую оценку, и оценка эта держится исключительно на любезности союзников Украины — как в США, так и в Европе. Для того чтобы закрепить за Россией статус агрессора и нарушителя общественного спокойствия и, как следствие, начать процесс по возвращению отнятых территорий, а также требовать компенсаций, лояльности союзников недостаточно.

“Нужны суды”,— считает Сергей Заец, эксперт Регионального центра прав человека. И не просто суды, а международные юридические победы.

“Я бы начинал с обращений в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ)”,— говорит Заец

Елена и Игорь Лошадкины — в числе сотен украинцев, чья жалоба уже принята на рассмотрение в ЕСПЧ. Свой разгромленный дом в Песках, что в нескольких километрах от Донецкого аэропорта, они оценили в $50 тыс., кузнечную и литейную мастерские — в $200 тыс.
“Я не питаю иллюзий,— говорит Лошадкина.— Этот процесс может занять пять и семь лет. Даже если мои дети получат эти исковые деньги, я буду рада”.

Всего по последним украинским событиям в ЕСПЧ подано около 2 тыс. обращений. Одни жалуются на нарушение своих прав, связанное с российской агрессией, другие — на бездеятельность украинских властей. Есть и такие, кто напрямую винит Киев в вооруженном конфликте.

Дарья Свиридова, юрист Украинского Хельсинкского союза по правам человека, говорит, что таких жалобщиков много и с ними работают российские юристы.

Другими словами, украинско-российский конфликт плавно перетекает с поля боя в правовое. Битва эта затянется надолго, но начинается прямо сейчас. Трудности возникают уже на этапе доказательств вины тех, кто уже два года твердит “нас там нет”. Хотя факты свидетельствуют об обратном.

И если российский след в Донбассе нужно будет еще доказать в судах, то в случае аннексированного Крыма все предельно ясно. В последнем отчете ОБСЕ, изданном в сентябре и занимающем 118 страниц, указаны примеры системных нарушений прав человека в Крыму — преследования политические, по этническим и религиозным признакам.

“Растет давление на администрацию школ, учителей, родителей и детей путем прекращения преподавания на украинском языке”,— говорится в отчете.

Свиридова рассказывает, что только по так называемому делу 3 мая, когда татары вышли к границам Крыма встречать своего лидера Мустафу Джемилева, сотни людей были задержаны российской полицией и оштрафованы. Теперь по факту нарушения прав граждан на мирные собрания поданы иски в Страсбург, где находится Европейский суд.

Среди прочих оснований для исков — принудительное принятие российского гражданства, национализация объектов курортной зоны и многое другое.

Правда, еще прошлым летом Конституционный суд РФ постановил, что правительство не обязано выполнять решения Европейского суда, если это постановление идет вразрез с конституцией РФ. Это похоже на подготовку к игнорированию решений ЕСПЧ.

Пошли на штурм

Давления на Россию через ЕСПЧ слишком мало, чтобы заставить ее вернуть украденное и компенсировать уничтоженное. Нужен настоящий судебный флешмоб — и вот он начинается.

После того как 29 декабря 2015 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев отдал распоряжение перевести Крымскую железную дорогу в федеральную собственность России, в Мининфраструктуры Украины заявили, что подают иск на государство, которое захватило чужое имущество.

Почти в унисон с транспортниками жалобу на захват российскими властями 16 АЗС и других своих инфраструктурных объектов в Крыму в постоянный Третейский суд Гааги подала Укрнафта. Сумма иска относительно скромная — $50 млн.

18 января к флешмобу подключился Ощадбанк. За свои потери на полуострове госбанк требует через Стокгольмский суд от “виновников торжества” компенсацию в $670 млн.

“Ощадбанк вправе и будет изменять сумму убытков в зависимости от дополнительных фактических и юридических доказательств, которые будут представлены арбитражному трибуналу”,— поясняет НВ Андрей Пышный, председатель правления Ощадбанка.

Самое главное

Украина и Россия никогда не принимали юрисдикцию Международного суда ООН. Однако и те и другие официально признали восемь международных конвенций ООН. Вот в их фарватере МИД Украины и российская сторона движутся в направлении суда ООН.

Движение идет сразу же по трем направлениям. Первое — Конвенция ООН по финансированию терроризма; второе — Конвенция ООН по запрету расовых дискриминаций; третье — Конвенция по морскому праву.

Работа юристов здесь сродни работе сапера. Ошибиться можно лишь раз. Пример тому — Грузия. После войны 2008 года Тбилиси подал иск на действия Москвы, не заметив одной важной детали: суд ООН принимает жалобы только в случае, если стороны исчерпали все возможности договориться между собой. Грузины поторопились, и их требования в ООН были отклонены.

Если же украинский иск дойдет до суда ООН, понадобятся железобетонные факты и аргументы, подтверждающие участие россиян в поддержке боевиков на востоке Украины.

Максим Саваневский, один из основателей портала Ukraine Under Аttack, где он и его единомышленники собирают видео и фотосвидетельства участия России в вооруженном конфликте в Донбассе, считает, что у Украины достаточно козырей, чтобы довести дело до суда ООН.

Самым перспективным делом называет сбитый боевиками в июле 2014?го международный пассажирский лайнер MH-17, в результате чего погибло 298 человек.

Забегая вперед, Зеркаль говорит, что если в суде ООН будет доказана вина России в финансировании терроризма, то Совет Безопасности ООН при постановке вопроса о трибунале по МН-17 может лишить Россию права голоса, а значит, и права вето.

“Это первый случай, когда государство будет обвинять другое государство в поддержке террористической деятельности”,— подчеркивает Зеркаль.

Куда проще и быстрее украинцам будет довести дело до суда по морской конвенции — она не предполагает обязательность предварительных переговоров, и с доказательной базой здесь проще.

По морскому праву Украина инкриминирует России четыре основных пункта: 1. невозможность пользоваться своими природными ресурсами, в том числе газовыми и нефтяными залежами в акватории Черного моря; 2. незаконный вылов рыбы в украинской акватории; 3. невозможность навигации через Керченский пролив; 4. использование украинских природных ресурсов, газовых и электросетей без согласования с Украиной.

Впрочем, Зеркаль, Петухов и прочие собеседники НВ в один голос твердят — компенсации важны, но важнее восстановление государственной целостности.

“Самое главное, что дает нам решение ООН: ни одно нормальное государство не сможет признать Крым [российским]»,— резюмирует Петухов.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*