Почему мы все еще ездим на работу в офис — и когда это закончится

Зачем мы все еще ездим на работу в офис

Грег Росальськи (Greg Rosalsky) — продюсер подкаста Freakonomics Radio, обладатель магистерской степени в Принстонском университете в области экономики. А еще — человек, который ставит себе вопрос, зачем каждое утро простаивать в пробках на дороге, тратить время в подземке или листать ленту новостей в такси, если процесс путешествия к офису убивает нашу производительность.

В течение 2016 года многие компании объявили об отказе от либеральной политики работы из дома для своих менеджеров. Такие компании, как IBM, Honeywell и Aetna — лишь часть длиннющего списка других, которые считали, что выгоднее заставить работников передвигаться по городу и работать в центральном офисе, чем предоставить им возможность работать там, где люди сами считают нужным. С этим не соглашается Норман Макрей.

Меткий взгляд из 70-х

В 1975 году, когда персональные компьютеры были малоизученными калькуляторами для «избранных», а интернет был непонятным проектом, разработанным правительством Соединенных Штатов, Макрей, влиятельный журналист The Economist, который заслужил со временем репутацию ясновидца, предсказав падение Советской империи и технологический и экономический скачок Японии, сделал радикальный прогноз о том, как информационные технологии вскоре трансформируют нашу жизнь.

Макрей предсказывал точный путь и временные рамки трансформации практик работы крупных офисов. Мол, компьютеры перейдут в деловой мир, а потом станут привычными для каждого американского дома. По его словам, распространение этой машины кардинально изменит экономику и подход к тому, как работает большинство из нас. Когда работники смогут общаться со своими коллегами с помощью мгновенных сообщений и видеочатов, по его словам, отпадет всяческая необходимость ежедневно преодолевать многокилометровые расстояния между домом и офисом, чтобы работать рядом в больших офисах в деловых центрах. Это удешевит рабочую силу — а значит, компьютер фактически убьет офис в его традиционном формате. И это изменит весь наш образ жизни, убеждал Макрей:

— Телекоммуникации будут менять модели общества глубже, чем это сделала революция транспортной сферы с изобретением железной дороги и автомобилей

Светлое будущее наступило — а дороги до сих пор переполнены

Прошло уже немало времени — но до сих пор кормильцы семей забивают автострады и мосты каждое утро своими автомобилями, а в метро не протолкнешься от людей. Чтобы зарабатывать деньги, мы все еще ходим в офис. Перераспределение рабочей силы и смерть офисных помещений, которую пророчил Макрей, не состоялись. Зато мегаполисы с компьютерами и интернетом стали нуждаться еще больше перемещений и еще больше людей.

Эд Глейзер, экономист Гарвардского университета, который является одним из ведущих экспертов в вопросах, связанных с городами, утверждает, что прогнозы об упадке города не были чем-то необычным, когда он начал работать по специальности еще в 1980-х. В то время городские центры в США погружались в нашествие свалок, рост количества нищих на улицах и вспышки преступности. С тех пор разрыв между богатыми и бедными не слишком уменьшился, а наоборот — продолжает расти. Кроме того, движение людей в городе не прекратился. Среди причин, на которые указывает Глейзер — игнорирование Маккреем того факта, что миллионы людей действительно хотят найти в Лондоне или Нью-Йорке не простороботу, а развлечение, определенный образ жизни или сообщество людей со схожими взглядами, навыками или стилем мышления.

Это правда, что с момента возникновения интернета мы начали работать по дому больше, чем раньше. Но компьютеры и смартфоны не заменили офис — просто теперь офис с нами там и тогда, когда нас в этом помещении нет. Лишь около 2,8% от общего количества рабочей силы в США говорят, что они работают дома «по крайней мере вдвое больше, чем в офисе». При этом американцы не стали меньше пользоваться транспортом или витраати время на дорогу до офисов. По данным Waze, есть такие регионы, как Сарасота, Флорида и Миртл-Бич, штат Южная Каролина, где среднестатистический работник перемещается транспортом минимум полтора часа в день.

Способны ли интернет и видеосвязь поставить точку в вопросе «Зачем ездить в офис?»

Есть много причин считать, что перемещение на работу каждый день является тратой времени и ресурсов надурно. Мы тратим время, загрязняем окружающую средами выбросами автомобилей, теряем средства и наращиваем уровень стресса. Постоянная потребность добираться до офиса за рулем авто или общественным транспортом — одна из причин роста депрессии, ожирения, сердечно-сосудистых заболеваний, разводов, смерти и ряда других болезней. Если больше всего мы ненавидим перемещения между домом и офисом, почему тогда работники офисов продолжают это делать?

Социологи указывают на важность личного взаимодействия для производительности труда. Например, остается необходимость работодателей контролировать и стимулировать работников, чтобы убедиться, что они не отстают от нужного работы. Исследования показали, что команды, которые работают совместно и при этом общаются вживую лично, в отличие от электронной почты, продуктивны в выполнении сложных задач. Быть физически близким помогает нам связываться, демонстрировать эмоции, решить проблему и спонтанно придумывать идеи. Такие компании, как IBM, когда вполне были сторонниками теории Маркея, но они научились из собственного опыта, что технология не заменяет офис.

Психолог Стэнфордского университета Джереми Байленсон принимает этот факт, но он мечтает о технологии, которая наконец освободит нас от необходимости выбирать одно или другое. Проблема в том, что существующая технология просто не передает информацию достаточно эффективно, когда мы общаемся с коллегами на расстоянии. По его словам, большинство ученых, которые изучают эту сферу, соглашаются, что значительная часть информации передается невербально. Много таких невербальных каналов, таких как язык тела, мимики и движения глаз, теряются с помощью электронной почты, мгновенных сообщений и даже мессенджеров. Особенно это касается случаев, когда деловые встречи или обсуждения включают участие нескольких людей.

Но Байленсон, который основал и руководил Лабораторией виртуального взаимодействия в Стэнфорде, потратил более десятиліттяв на изучение технологии, которая, по его мнению, могла бы наконец преодолеть эти ограничения. Речь идет о виртуальной реальности (VR). Когда дело доходит до создания виртуального офиса настолько хорошего, чтобы устранить необходимость выбора между домашним и традиционным офисом, Байленсон говорит, что ключевым вопросом является решение социальной присутствии. То есть цифровые аватары пользователей должны в полном объеме передавать наши эмоции, жесты и поведение.

Байленсон и его сподвижники потратили много времени, пытаясь выяснить, как повысить социальную присутствие в виртуальной реальности. Они, например, обнаружили, что люди лучше выполняют задания, когда аватары выглядят, звучат и даже «чувствуют себя» людьми из плоти и крови. Их выводы поддерживают мнение о том, что виртуальный офис может стать более сильной бизнес-моделью, если усовершенствовать технологическую составляющую коммуникации.

Это может показаться красивой моделью для подражания, но Глейзер скептически относится к тому, что виртуальная реальность может «убить» офис из кирпича, бетона и стекла. Пока что ни одна виртуальная реальность не способна охватить все ситуации взаимодействия вживую, которые происходят в традиционных офисах.

Байленсон признает монументальные технологические достижения, необходимые для воспроизведения всей палитры личного взаимодействия. Несмотря на то, что VR в настоящее время может создавать визуальные и слуховые симуляции, позволяющие реалистично ощутить переживания, все равно персональный опыт использования не совпадает с тем, чтобы быть одновременно в одной и той же комнате с рядом своих коллег. Прикосновение, запах и другие сенсорные впечатления еще не воспроизведены в VR. Добавьте сюда «снежение» в глазах после долгого пребывания в очках виртуальной реальности — и вы увидите, что пока придется все еще ездить в офис, пусть это и приводит до 2 часов потерянного времени каждый день.

Виртуальная реальность может когда-нибудь стать революционной для коммуникации, но это не обязательно будет означать «конец городского возраста и господство офисов», как прогнозировал Макрей, говоря о сеть из персональных компьютеров. Возможно, когда VR-очки или шлемы научатся передавать рукопожатия и улыбки, и мы сможем обойтись без необходимости каждое утро садиться за руль или заходить в вагон подземки.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*