Зино Давидофф: продавец иллюзий

Зино Давидофф: продавец иллюзий

«Я всю жизнь торговал мечтами и иллюзиями» — так определил сущность своего бизнеса табачный король Зино Давидофф.

В украинском городишке Новгород-Северском (ныне — Черниговская область) у Гиллеля и Рахили Давыдовых 11 марта 1906 года родился сын. Согласно обычаям, мальчика нарекли двойным именем — Зуси-Мейер, но домашние звали его Зино. Вскоре семья переехала в Киев, где Давыдов-старший открыл табачную лавку.

Для справки: Сигара представляет собой единство тщательно подобранных компонентов, что и обеспечивает удовольствие от курения. Благородство сигары обусловливается качеством ее наполнителя. Первое, на что обращает внимание курильщик, — это покровный лист. От его внешнего вида зависит, соблазнится ли курильщик данной сигарой. При этом роль покровного листа невелика и соразмерна его весу — 7% от веса сигары. Все же покровный лист для сигары так же важен, как одежда для человека. Готовая сигара состоит из трех частей: головки, корпуса и ножки. Головка — это кончик сигары, который курильщик перед курением обрезает, потом сигара подносится ко рту. Если же зажечь ее со стороны головки и начать курить, вы почувствуете, как вкус ее ухудшается, пока сигара совсем не испортится.

У САМОВАРА ЛЕНИН И ДРУГИЕ

Из киевской жизни маленькому Зино запомнилось немногое — бесконечные тюки светлого табака, доставлявшегося из Одессы, и какие-то непонятные люди, заходившие в отцовскую лавку вовсе не за покупками. По всей видимости, это были революционеры-подпольщики, которых тогда в Киеве было не меньше, чем табачников.

В 1911 году, когда Зино исполнилось пять лет, Давыдовы бежали в Швейцарию — нелегально, без виз, пересекая границу в товарном вагоне. О причинах можно лишь догадываться. Возможно, глава семьи испугался ареста в результате провала кого-то из его друзей-подпольщиков. Впрочем, не исключена и куда более прозаичная причина — погромы в еврейских кварталах Киева.

Так или иначе, но семья вздохнула с облегчением лишь тогда, когда на перроне послышалась немецкая речь. Полное приключений трехмесячное странствие завершилось в Женеве — не потому, что так было задумано, а потому, что кончились деньги. Там Гиллель Давыдов стал Генри Давидофф и открыл скромный магазинчик в квартале Le Grottes. «Это было хорошее время, — вспоминал Зино, — все пятеро детей спали в одной комнате, и было очень весело».

Читателю на заметку: какая девочка не любит красивых летних нарядов? А их родители обожают своих принцесс одевать в новые и модные одежды. Неотъемлемым элементов летнего наряда является обувь. Магазин одежды «Паработ» предлагает летнюю детскую обувь для девочек в широком ассортименте. Детские босоножки в «Паработ» невероятно красивы, комфортны и к тому же не дорогие.

Главе семьи, впрочем, было не до веселья. Поначалу он едва зарабатывал на жизнь продажей спичек. Но вскоре бывшему киевлянину удалось накопить денег и вернуться к табачному ремеслу. Его магазин стал своеобразным центром эмигрантской жизни. Здесь стоял самовар, собирались выходцы из России и обсуждали вечные вопросы: «кто виноват» и «что делать». О Киеве или Петербурге эмигрантам напоминали свежескрученные папиросы — это чисто русское изобретение в Европе продавалось исключительно у Давидофф. Среди посетителей были известный пианист и композитор Артур Рубинштейн, молодой актер Питер Устинов (впоследствии знаменитый английский писатель). Семейные предания сохранили анекдот о Ленине — мол, будущий вождь мирового пролетариата однажды ушел, забыв оплатить счет…

В 1926-м Зино окончил респектабельный College Calvin, но дальше учиться не пожелал. Мечтая вырваться из-под родительской опеки и начать самостоятельную жизнь, он решил отправиться за границу. Осуществить задуманное оказалось непросто. Дело в том, что у его родителей по-прежнему оставались паспорта уже несуществующей Российской империи, а Зино имел временный вид на жительство. Аргентина оказалась единственной страной, рискнувшей выдать ему визу. Взяв у отца 300 франков на дорогу, молодой человек купил билет на пароход и отправился в Южную Америку.

ЛИЦО В КАЧЕСТВЕ ЗАЛОГА

В Аргентине Зино начал работать официантом в кафе, откуда с треском вылетел на третий день — уж слишком часто из рук новичка выскальзывали, разбиваясь, хрустальные фужеры. В конце концов, он устроился на табачную фабрику, где за три года прошел путь от мальчика на побегушках до закупщика табака для крупных фабрик.

В 1929-м Давидофф вернулся в Женеву. На танцах он познакомился с девушкой Мартой из Базеля и в первый же вечер предложил ей руку и сердце. Отец поставил сыну условие — открыть собственное дело. «Мой магазин слишком мал, чтобы прокормить еще и твою жену», — объяснил Генри. Жених решил взять кредит, чтобы арендовать помещение и начать бизнес, однако банк не давал деньги без внесения залога, а глава семьи отказался заложить свою лавку.

Когда молодой человек окончательно потерял надежду получить кредит, нашелся состоятельный чудак, купивший небольшой магазинчик на улице Рудерив и позволивший Зино стать в нем управляющим. Уже через два года Давидофф выкупил лавку, заплатив вдвое больше ее первоначальной стоимости. Магазин работал 365 дней в году. Каждого клиента здесь готовы были обслужить в любое время дня и ночи. Однажды Зино сорвался с постели в 4 часа утра по телефонному звонку клиента, которому приспичило купить трубку вишневого дерева перед вылетом в командировку. Посетителям импонировало, что хозяин (он же продавец за прилавком, он же закупщик табака и сигар) помнит, какой сорт табака предпочитает клиент — даже если тот побывал в лавке всего один раз несколько лет назад.

Между тем дела старшего Давидофф шли все хуже, и в конце 1930-х он окончательно разорился. Зино предложил отцу поработать продавцом в своем магазине. С тех пор Генри Давидофф забыл о выходных — сын оказался очень требовательным работодателем.

Перелом в судьбе Зино наступил с началом Второй мировой войны, когда Франция оказалась под угрозой оккупации фашистской Германией. Давидофф скупил у французской табачной монополии огромную партию элитных кубинских сигар. Пользуясь тем, что продавцы спешили (если бы немцы заняли Париж раньше, чем совершилась сделка, их товар был бы реквизирован), Зино добился весьма скромной цены для продукта подобного класса — 100 000 франков. Но и таких денег у него не было. Швейцарский банк мог выдать кредит лишь при внесении солидного залога. Табачник не растерялся и заявил, что гарантией является «лицо Давидофф и его честное имя», после чего заем решено было выдать.

Сигары поступили на таможенный склад в Женеве. В охваченной войной Европе магазин Давидофф оказался эксклюзивным — только здесь продавались табачные изделия наивысшего качества. Сюда зачастили дипломаты, бизнесмены, эмигранты из оккупированных Германией стран Европы. Оборот торговой точки по сравнению с довоенными годами увеличился в пять раз.

КАЖДОМУ ПОКУПАТЕЛЮ — АВТОГРАФ

Сразу после войны к Давидофф явились испанцы — тогдашние хозяева кубинских сигарных фабрик и плантаций. Их интересовал лишь один вопрос: как представить кубинские сигары на послевоенном рынке? Зино пригласил их на ужин в ресторан Global. Разглядывая винную карту, где блистали великолепные названия Chateau Margaux и Chateau d’Yquem, он вдруг предложил: «Давайте запустим новый бренд сигар. Почему бы не назвать каждую витолу именем великого французского вина, как в меню?». Идея показалась спорной, но авторитет Давидофф был к этому времени уже настолько высок, что партнеры решили попытать счастья.

Девять месяцев спустя в Европу прибыла первая партия сигар Chateau. Зино был доволен: товар оказался превосходным. Он разослал коробки владельцам нескольких марок вина Chateau — Chateau Margaux, Chateau d’Yquem, Chateau Latour, Chateau Laffite и Chateau Haut-Brion. Все они согласились связать свое имя с этим брендом сигар. Наступил звездный час Давидофф.

Примерно в это же время — в 1948 году — появились сигареты Davidoff. Зино лично придумал смесь табака и назвал новые сигареты собственным именем. На пачке он распорядился разместить свой автограф — так же он подписывал контракты и чеки.

В 1950-е магазин Зино на улице Рудерив стал одной из достопримечательностей Женевы. Здесь можно было найти любое существовавшее на табачном рынке изделие — естественно, высочайшего качества.

Кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба компании, если бы не Эрнст Шнайдер, старинный друг и поверенный в делах экс-киевлянина. В конце 1960-х он женился, а в качестве приданого получил семейное предприятие Oettinger, одну из наиболее значительных табачных компаний Швейцарии. «Зино, — сказал он, — если мы соединим твою безупречную репутацию и твое имя с моими капиталами, получится неплохой результат».

В 1970-м магазин на улице Рудерив во второй раз за 40 лет был продан за нереально высокую сумму. Покупателем стал Шнайдер, получивший в результате этой сделки контрольный пакет акций компании «Давидофф». Зино остался совладельцем фирмы. Сигареты Davidoff теперь производились на фабриках Oettinger. Новый компаньон вложил огромную сумму в рекламу продукции. Расчет старых друзей оказался верным. Сигары, табак и сигареты компании «Давидофф» быстро завоевали место под солнцем. Именно благодаря своему компаньону Зино превратился из преуспевающего торговца в мирового табачного магната. Ему было уже под 70…

Став миллионером, Давидофф не изменил старым привычкам. Его семья продолжала жить в той же пятикомнатной квартире. Марта по-прежнему сама готовила мужу его любимый украинский борщ и вареники. «Если я поселюсь в замке и вокруг меня будут крутиться двадцать пять человек прислуги, моя жизнь станет адом. Дом должен быть уютным гнездышком, в котором можно спрятаться», — объяснил бизнесмен. Зино Давидофф скончался в Женеве в 1994-м, всего несколько лет не дожив до того момента, когда его продукция появилась в городе его детства.

Be the first to comment

Leave a Reply

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*